Здесь должно быть рассписание матчей...

Автор Тема: Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить  (Прочитано 108 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 8700
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379

Во всем цивилизованном мире, а особенно в либеральной его части бытует мнение, что преступления с использованием оружия очень легко можно прекратить, просто ограничив его оборот. Мы внимательно изучили мировой опыт, законы разных стран, полистали статистику, пообщались с экспертами и сегодня хотим рассказать вам о том, что происходит с государственным регулированием гражданского оборота оружия в разных уголках нашей планеты, и может ли что-то полезное извлечь сегодня из мирового опыта Россия.

Казалось бы, вся наша жизнь давно уже регулируется и подчиняется законам. Нормы поведения, правила дорожного движения, уголовный кодекс. Во всем мире они слегка отличаются по жесткости и мягкости, с оглядкой на национальный колорит, традиции, условия быта, но, по сути, отличаются не сильно. Допустим, во всех странах запрещено пить за рулем, но в Швеции «пьяный» значит 0,2 промилле, а в Португалии 0,4. А в России это абсолютный запрет, потому что менталитет и все такое. Или выезжать на встречную полосу движения. Тоже нельзя нигде. Но в России за пересечение двух сплошных лишат прав, а в Эстонии могут ограничиться предупреждением, так как местным полицейским трудно представить, что человек может совершить такое опасное деяние осознанно, а не по невнимательности. В Португалии, Турции или Египте двойная сплошная обозначается сегодня просто полуметровым бетонным бордюром между полосами, так как никакие штрафы так и не смогли убедить горячих южных парней не разворачиваться посреди дороги и не обгонять по «встречке».

Одним словом, в современном мире во всех странах все сферы светской общественной жизни в целом нормированы схожим образом, пожалуй, кроме вопросов оборота оружия. Здесь законодательство разных государств может различаться довольно радикально. Не так давно мы уже публиковали материал, сравнивающий законодательства в оружейной сфере в разных странах, и хотим напомнить, что если в Китае или в Малайзии огнестрел запрещен абсолютно, а в Британии раскладной нож в кармане является уголовным преступлением, то в Пакистане можно купить АК на рынке, пострелять за углом и тут же вернуть продавцу с небольшой доплатой. Но это, конечно, крайности.

В России на сегодняшний день после прохождения обучения и ряда других вполне логичных процедур гражданин может владеть и использовать в соответствии с законом гладкоствольное огнестрельное оружие. Спустя 5 лет владения таким оружием гражданин имеет право приобрести длинноствольное нарезное оружие. Короткоствольное оружие граждане могут использовать для занятий соответствующим видом спорта только на территории юридических лиц, владеющих таким оружием. Приобрести нарезной пистолет или револьвер в личное пользование гражданин России не может, за исключением получения наградного оружия. Автоматическое оружие запрещено без оговорок.

Сегодня Закон «Об оружии» как на бумаге, так и на практике, является весьма эффективным и разумным инструментом, вполне прогрессивно и либерально выглядящим на фоне двух третей мировых аналогов и вполне разумно и прагматично на фоне оставшейся трети. Тем не менее растущий рынок гражданского оружия, дальнейшее развитие стрелкового спорта и возрождение патриотического воспитания, казалось бы, должны предполагать определенную ревизию действующих законодательных норм в сторону их послабления. Мы же по факту сталкиваемся с требованиями ужесточить регулирование в этой сфере и ограничить доступность гражданского «огнестрела».

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

Напомним, что в большинстве развитых стран граждане поражены в оружейных правах значительно больше, чем привыкли думать россияне. Греки не могут владеть полуавтоматическим оружием и довольствуются только помповыми ружьями и болтовыми винтовками. У канадцев и новозеландцев недавно отняли полуавтоматические винтовки. Израильтянам можно иметь пневматику только по лицензии, а бóльшая часть стран Евросоюза осудит по жесткой уголовной статье любого, у кого обнаружат винтовочный магазин емкостью свыше 10 патронов.

Да, есть и США, где можно купить ствол в продуктовом магазине, и Венесуэла, где продавец оружия даже имени вашего не спросит, но в этих странах и шанс словить случайную пулю на улице высок как нигде. Значительно более привлекательны в области оборота оружия такие государства, как Чехия, Эстония или Польша. Здесь закон почти во всем похож на российский. Отсутствие непогашенных судимостей, проверка участкового, экзамен, психиатр, сейф, социальная ответственность. Правда, доступен короткоствол и нет необъяснимого пятилетнего срока отсрочки получения нарезного оружия, но есть ограничения по количеству боеприпасов, емкости магазинов и кое-что еще по мелочи, от чего российский Закон «Об оружии» давно избавился. В общем, вполне достойные примеры для подражания, особенно в свете того, как законотворцы этих стран сумели отразить натиск европейского антиоружейного лобби и сохранить для своих граждан все разумные блага в этой области, несмотря на мощное давление извне.

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

Безусловно, ужесточить оружейное законодательство можно. Но давайте посмотрим на примеры из мировой практики по введению ограничений на оборот оружия и их последствий. В 2013 году президент Обама попытался убедить Конгресс США в необходимости ограничить оборот гражданского оружия. По сути, Обама предлагал действительно дельные вещи, давно понятные любому европейскому владельцу оружия, но совершенно дикие для американцев. Вряд ли кто-то из владельцев оружия и в России не согласился бы с логичностью учета каждого ствола, привязки его к личности владельца и с запретом на свободную перепродажу без оповещения полиции. Однако в Штатах люди усмотрели в этом нападки на свои права и не пожелали понять, что подобная мера смогла бы в разы сократить оборот нелегального оружия на черном рынке. Как результат попытки отрегулировать эту сферу в страхе, что продажу оружия могут ограничить, в оружейные магазины ломанулись даже те, кому ствол даром был не нужен. Почти на год были прерваны все поставки оружия за пределы США, так как внутренний спрос сметал все, а последовавший после этого интерес к стрельбе вызвал острую нехватку патронов, которая сейчас достигла исторического максимума и перекинулась на Европу. Выстрел патроном 9×19 мм, который четыре года назад в российском магазине стоил 8 рублей, сегодня стоит $1 и купить его совсем не просто. И это только реакция на попытку ограничений.

В Великобритании в конце 80-х годов прошлого века запретили к обороту большую часть огнестрельного оружия, а в 1997-м окончательно запретили все, кроме охотничьих двустволок. За пять лет после принятия этих запретов, лишивших многих англичан средств самообороны, количество насильственных преступлений выросло на 88 %, убийств — на четверть, вооруженных ограблений и изнасилований — в два раза. Преступления с оружием также стали совершать в два раза чаще, так как пользоваться им стали только криминальные элементы.

Но это все дела давно минувших дней, давайте вспомним о более поздних событиях. Вот вам, например, двухлетней давности. Канадский премьер Джастин Трюдо в либеральном угаре запретил «штурмовое» оружие. Причем — в канадском случае — решили, что полуавтоматический спортивно-охотничий карабин лучше назвать «штурмовой» винтовкой и запретить под предлогом ее повышенной социальной опасности. Как результат — последние два года страна демонстрирует рекордные уровни преступности, начиная с 1991 года. Выросло количество нелегального оружия и преступлений с ним.

С 2012 по 2017 год правительство Казахстана реализовывало план по изъятию из гражданского оборота травматического оружия. Являясь условно нелетальными, «травматы» создавали у своих владельцев эффект длинного кулака, а отсутствие пуле- гильзотеки — иллюзию безнаказанности. В итоге с использованием травматического оружия за 6 лет было совершено 1600 преступлений, 29 человек погибли, 92 — получили увечья. Конечно, нигде нельзя ознакомиться со статистикой посягательств, пресеченных простой демонстрацией оружия, но очевидным стал факт, что в Казахстане после введения запретов количество преступлений с огнестрельным оружием снизилось на 30 %. Естественно, в этой статистике подавляющее большинство преступлений связаны с оборотом, а не с насильственными действиями, но как видим, нет оружия, и нет преступлений, с ним связанных. Но все равно приходится отметить, что после изъятия 45 тысяч единиц оружия уже в 2017 году в Казахстане рекордно выросло количество преступлений против личности и в том числе изнасилований. Убивать, конечно, стали меньше, но и остановить грабителя или насильника жертве стало нечем.

В течении 15 лет уровень преступности в Австралии неуклонно снижался и к 1997 году был в 5 раз ниже, чем в 1982-м. Но в 1997 году правительство запретило владение оружием, и начался лавинообразный рост преступности, в том числе рост преступлений с использованием огнестрела. Вооруженные ограбления выросли почти сразу на 59 %. Убийства на 19 %. Преступники перестали бояться заходить в дома, так как у законопослушных граждан изъяли оружие и бояться стало нечего.

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

В то же время в соседней Новой Зеландии оборот оружия составлял 1,2 млн стволов на 4,6 млн населения при 35 убийствах в год по всей стране, из них от огнестрельного оружия — меньше одного на миллион человек. Но в марте 2019 года произошел массовый расстрел прихожан мечети, и правительство не нашло ничего лучшего, чем в качестве реакции на преступные действия нескольких психически ненормальных убийц лишить всех законопослушных граждан страны права на владение оружием и самооборону. Уже в мае 2020-го новозеландские газеты констатировали рекордный рост преступности. Одна только смертность от огнестрельного оружия, которого нет у законопослушных граждан, выросла в 2,5 раза.

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

Во многих странах Европейского Союза за последние годы значительно ужесточились оружейные законы. Во многом это связано с жесткой либеральной линией, направленной на ослабление вооруженности граждан в условиях снижения уровня жизни, повышения криминогенной обстановки со стороны потока беженцев, о котором не принято говорить, и обостряющихся протестных настроениях на этом фоне. Европарламент выпустил директиву, требующую от своих членов внесения изменений в национальные законы об оружии в области оборота того самого «штурмового» оружия и больших магазинов. А также запрета на самооборону и повседневное скрытое ношение оружия.

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

Очень интересно было наблюдать за действиями этих национальных правительств в условиях жесткого давления со стороны центра. Многие на самом деле проигнорировали интересы и даже мнение собственных граждан, ввели запреты и исключили всякое обсуждение этого вопроса. Другие же продемонстрировали поистине фантастическую принципиальность и снискали откровенное восхищение стрелкового сообщества всего мира. К примеру, Чехия провела референдум и внесла право на самооборону с оружием в конституцию, и теперь никакие директивы ЕС не смогут отнять этого у чехов.

Поляки тоже объявили обучение граждан стрельбе национальным приоритетом и проигнорировали требования директивы. А венгры вдобавок к этому объявили о начале строительства двухсот государственных стрелковых объектов по всей стране. Надо отметить, что уровень преступности в Венгрии самый низкий в ЕС. Здесь в 2019 году было совершено всего 60 убийств, а на 100 тысяч жителей приходятся менее 4 нападений с целью ограбления, изнасилования или убийства.

Эстония всегда признавала главенство европейских законов над национальными и всегда следовала директивам, не взирая на упускаемые выгоды и прямой ущерб для страны, однако в области оружейного права парламентарии внезапно продемонстрировали приверженность национальным интересам. Новая редакция эстонского закона об оружии учла интересы государства и интересы общества, сделав поправки максимально логичными и наименее травмирующими законопослушных граждан и отрасль в целом. Например, самая главная популистская либеральная идея о запрете полуавтоматических карабинов на том основании, что они, цитата: «Созданы, чтобы убивать как можно больше людей», была реализована в виде ограничения доступа к ним тем, чей род занятий, в том числе хобби, не подразумевает постоянного использования такого оружия. То есть винтовку типа AR-15 или «Сайга» теперь может приобрести спортсмен, доказавший свое активное участие в спортивных состязаниях, или охотник, подтвердивший участие в жизни охотхозяйства.

Вопросы оборота оружия: запретить нельзя разрешить

Все прочие любители крупнокалиберных экспонатов могут получить лицензию на коллекционирование, но без права ношения этого оружия и использования его. Как результат такой меры — спортивные клубы Эстонии сегодня переживают значительный интерес к стрельбе со стороны владельцев оружия, увеличение посещаемости тренировок и соревнований, что в масштабах страны повышает уровень оружейной культуры, безопасности обращения с оружием и, главное, контроль общества за владельцами оружия. То есть тихому психопату с винтовкой, какие, к сожалению, периодически совершают массшутинги по всему миру, уже не удастся отсидеться дома, выжидая прихода катарсиса. Ему придется минимум шесть раз за год встретиться с профессиональными инструкторами, судьями, организаторами и стрелками на необходимых для получения статуса спортсмена соревнованиях. Можно обмануть психиатра на пятиминутной беседе, но вероятность того, что психопату удастся обманывать окружающих в течении нескольких часов и дней соревнований или на охоте крайне мала.

Результатом всего этого стало то, что в Эстонии в два раза сократилась преступность и, в частности, число убийств снизилось до 29 в 2019 году.

Происшествия со стрельбой всегда являются ярким инфоповодом и используются прессой и антиоружейной общественностью как свидетельство необходимости введения новых оружейных запретов. Однозначно, любая смерть — это трагедия, однако вся человеческая жизнедеятельность связана с риском для жизни. 30 000 человек ежегодно гибнут от ударов током, 50 человек в день гибнут в России на дорогах, 250 000 умирают в США от ошибок врачей. Но об этом почти не говорят. Как и о тысячах случаев успешной самообороны, спасшей невинных людей от преступников, как и о десятках тысяч предотвращенных посягательств, не попавших в статистику по причине прекращения нападения одной только демонстрацией оружия. А ведь десятки массовых расстрелов не состоялись благодаря вооруженным гражданам. В том же Израиле это ежедневная практика. Хороший парень с пистолетом встает на пути плохого парня с пистолетом и всегда побеждает задолго до приезда полиции, так как умеет обращаться со своим оружием и владеет вопросом, в отличии от маньяка-убийцы, не ждущего от жертвы ответного огня.

Подводя итог нашего обзора хочется сказать, что мы не нашли ни одного случая в мировой практике, когда запрет на оборот оружия привел бы к улучшению криминогенной обстановки. Да, изъятие гражданского оружия из оборота всегда демонстрирует почти стопроцентное снижение преступлений с использованием легально зарегистрированного оружия, но лишь потому, что легального на руках больше не остается. При этом использование нелегального прирастает по 50 % в год, как и общее количество насильственных преступлений.

Впервые за многие годы руководство Росгвардии наконец вслух объявило о том, что недопустимо формировать образ преступника из законопослушных владельцев оружия. Что вооруженный гражданин есть опора государства. Десятки раз проверенные как под микроскопом люди с оружием в последнюю очередь должны восприниматься государством и обществом как угроза. Давно пора сменить антиоружейную риторику в российских медиа и сосредоточиться на ликвидации оружейной безграмотности. Тысячи стрелковых тиров при советских школах и институтах прошлых лет, формировавшие отношение общества к человеку с ружьем, сегодня сократились до трех десятков закрытых стрельбищ на всю страну. Очевидно, что ситуацию необходимо менять. Возрождение массового стрелкового спорта оздоровит общество, поднимет самооценку граждан, патриотическое воспитание, лояльность к государству, заставит ценить жизнь и спокойствие окружающих.

https://weapon-culture.ru/blog/detail/voprosy-oborota-oruzhiya-zapretit-nelzya-razreshit/
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся