Автор Тема: открытый раздел  (Прочитано 2079 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
открытый раздел
« : 11 Сентября 2011, 18:56:36 »
В последнее время на всех любителей стрельбы: обрушился вал информации,в данной ветке я хочу видеть, по возможности реальные советы по подготовке спортсменов,сотрудников силовых органов и простых граждан  которым еще предстоит сделать первые шаги к своему оружию.

Прошу тупо не переписывать азбучные истины выдавая их за свои мысли,указывайте автора или хотябы источник.

Что бы оживить тему, я взял за основу несколько статей из журнала \"Оружие\" и с разрешения автора буду их здесь публиковать.


Патрон в патроннике
29.11.2008
Майор Ветер: \"Все, кто по долгу службы постоянно носит с собой оружие, должны досылать патрон в патронник\".
Для тех, кто произносит слова «три плюс десять» или «ПМ 1» чаще одного раза в полгода, читать дальше смысла нет. Всё, что будет написано ниже, может вызвать приступ истерии у хранителей стрелковых традиций.

Боевое столкновение предполагает всего одного победителя. Наградой ему будет жизнь. Значит, он должен открыть огонь раньше противника. Одна из составляющих выстрела на опережение - это скорость. Соответственно, если оружие не заряжено, вы потратите время, которого уже нет на то, чтобы привести его в боевое положение - зарядить. Если же оно уже готово, то вы через секунду уложите неприятеля, правда только в условиях тира, на улице же на это потребуется, как минимум, 3-4 секунды, да и то при условии, что вы очень хорошо подготовлены.

Поскольку в нашей стране нет стрелковых центров, специализирующихся на обучении опережающей стрельбе, а есть всего три-четыре сумасшедших инструктора, пытающихся что-то сделать в этой области, то логичным будет предположить, что у вас, читатель, с ней обязательно есть проблемы. Поэтому давайте разбираться вместе. В секундах, в положениях оружия, во всём.
Пришло время поговорить о «больном» - о боязни патрона в патроннике, которая в нашей стране уже давно стала фобией у хранителей стрелковых традиций. Почему-то считается, что наличие патрона в патроннике самозарядного пистолета очень опасно? На самом деле опасность будет исходить от него только в том случае, если он подвергнется воздействию каких-то внешних сил: удар, падение оружия, попытка «врага» завладеть вашим стволом. Во всех других обстоятельствах пистолет останется безопасным.

Известны случаи, когда заряженные «Вектора» со спущенными курками стреляли при падении или ударе. Это реальные факты, и мы с вами их знаем. Падая на курок, стреляют ПМы и АПСы. Это реальная опасность. Но риск есть так же и при укладке парашютов, и при подготовке спецснаряжения перед глубоководным погружением, да практически при любом, даже совершенно мирном деле.

Наша жизнь, вообще, полна самых «приятных» неожиданностей. Но волков бояться - в лес не ходить.

Авторы этой статьи берут на себя ответственность за написанное и ещё раз говорят:
Наличие патрона в патроннике это безопасно. А вот его отсутствие там может значительно укоротить вашу биографию.
Классический револьвер - простое и надёжное оружие. Но все как-то забывают, что никто не оставляет камору, расположенную напротив курка с ударником в его барабане пустой. Никто ведь так не делает? Правда? Чем же от револьвера отличается самозарядный пистолет. В нём патрон находится напротив курка и требуется примерно то же самое усилие на спусковом крючке при выстреле самовзводом. Казалось бы всё то же самое.
Однако... практически во всех спецподразделениях по разным причинам (мало практической работы, закостенелость руководства, отсутствие профессиональной реалистичной подготовки) запрещают сотрудникам загонять патрон в патронник при ношении пистолетов. Мало того, это запрещено делать и в длинноствольном оружии при выезде на мероприятия.
Только когда бойцы подойдут к адресу, звучит робкая команда командира «Заряжай\". И что происходит? - люди выстроились в цепочку перед «дверью в неизвестность», у всех в руках оружие и оно заряжено! А они к этому не готовы! И в голове пульсирует только одна мысль - «Патрон в патроннике, не дай боже кто шмальнёт». В мирной жизни сотруднику могут выдолбать весь мозг, за любые манипуляции с оружием (в расположении части, в тире, в машине во время движения). В результате всего этого, он испытывает сильный стресс только оттого, что оружие в руках заряжено! А ведь ему в этот момент надо думать о самой операции.
Теперь возьмём простого опера либо сотрудника ППС, ГИБДД, да просто охранника или инкассатора. Предположим: ситуация сложилась таким образом, что им пришлось сделать несколько предупреждающих выстрелов в воздух, а то и открыть огонь по человеку. События развиваются динамично, теперь уже нужно бежать, куда-то перемещаться, кого-нибудь тащить в машину и потом быстро «рвать когти». В правой руке заряженный пистолет, а навыка быстрого и безопасного снятия курка с боевого взвода и убирания оружия в кобуру или просто разряжания нет. Да это и неудивительно, ведь в тире они стреляли только три патрона с 25 м в зелёную мишень №4, когда в конце зачётной серии затвор становился на затворную задержку и они спокойно доставали левой рукой магазин и поднимали его вместе с оружием вверх для осмотра руководителем стрельбы.
Когда всё произойдёт в реальной жизни и вы останетесь, если уцелеете, с заряженным оружием в руках и голова у вас будет занята куда более важными проблемами, чем ваш пистолет, вот тогда-то и начнутся случайные выстрелы, иногда в товарищей, иногда в автомобиле, во впереди сидящего водителя, иногда в самого себя. Так вот, парни, сдаётся мне, что пора достать «голову из анального отверстия», перестать боятся, и начать тренироваться в условиях максимально приближенных к реальным условиям городской перестрелки. Правила тут очень простые. Вот они: «Поступать с людьми так, как они хотят поступить с вами, но прежде чем они успеют это сделать». А для этого, или пользуйтесь револьвером, или держите патрон в патроннике.
Чем меньше различных манипуляций надо произвести перед применением оружия, тем лучше. Идеальный вариант — просто выхватить пистолет и нажать на спусковой крючок. Не передергивать затвор левой рукой (её может уже не быть к этому моменту либо она будет занята чем-нибудь важным), не снимать с предохранителя (люди практически всегда забывают это делать даже в сухом, светлом, спокойном тире), а просто достать и нажать. «На адреналине» не работает тонкая моторика.
Любой законопослушный владелец оружия практически всегда отвечает на угрозу! То есть, в вас уже полетят ножи, вилы, топоры, а иногда и свинец, и вам придётся отвечать. В этот момент у вас не будет времени на раздумья о том, что сделать с пистолетом, чтобы он начал стрелять. Только спецназ работает (считайте нападает) уже с оружием в руках, он сам выбирает место и время, а поэтому его бойцы психологически готовы к стрельбе. Всем остальным придётся реагировать на уже возникшую опасность, которую необходимо понять, идентифицировать и принять решение на открытие огня.
Защитная стрельба почти всегда ведётся на очень близких расстояниях - максимум метра три, а чаще всего на дистанции вытянутой руки. Так вот при таких раскладах левая рука несёт защитную функцию (сохраняет дистанцию, наносит удар в лицо или пах, идёт на захват за шею или бедро), а не досылает патрон в патронник - у вас не будет ни времени, ни возможности сделать это!
Если же у вас в руках длинноствольное оружие и оно не стреляет, а заваруха продолжается, то соответственно необходимо максимально быстро перейти на пистолет.
И опять же времени мало, и левой рукой придётся придерживать автомат.
Нашей группой инструкторов написано уже достаточно много на тему постоянства, а значит, повторяться — не имеет смысла. Понятно, что если на работе в кабинете вы постоянно расслаблены и пистолет не заряжен, а на выезде патрон в патроннике, то настанет время «ч», когда вы просто забудете, где он у вас, этот патрон. Если уж вы решили не играть в «спеца», а быть им, то для вас этот вопрос легко разрешим. Патрон всегда в патроннике.
И отношение окружающих к вашему оружию и вас самих будет иным. Отношение будет таким, каким и должно быть.
Ну и наконец, при досылании патрона может случиться задержка. Хорошо если это произойдёт в тире, на стрельбище, а не на улице. А так у вас есть хотя бы один шанс - это патрон уже находящийся в патроннике. При всех раскладах, патрон в патроннике - это безопасно, просто и надёжно. И нет никаких случайностей, есть лишь небрежные действия.
Тест для того, чтобы определить, начались ли у вас в голове «необратимые военные» процессы или нет:
- Дослать патрон в патронник.
- Безопасно снять курок с боевого взвода.
- Вложить оружие в кобуру.
Вопрос: Может ли выстрелить ваш пистолет, пока вы не нажмёте на спусковой крючок?
Варианты ответов:
а) да
б) скорее да, чем нет
в) не знаю
г) скорее нет, чем да
д) нет
Правильный ответ: д.
Этот ответ логичен.
Если вы обращаетесь с оружием всегда как с заряженным, если вы никогда не направляете его туда, куда не хотите стрелять, и если вы никогда не кладёте палец на спусковой крючок до тех пор, пока оружие не направлено на цель, то у вас всегда правильный ответ - д.
Такие вот простые жизненные истины. Это даже можно выколоть на груди, вместо слов «рождён убивать» — люди поймут. Соблюдая эти нехитрые правила, вы можете свободно носить патрон в патроннике, и у вас не будет того тяжёлого, давящего чувства, которое подорвёт вашу психику. Вы будете спокойны и уверенны в себе. Вам не потребуется алкоголь, чтобы снять напряжение. Вы перестанете удивлять родных и близких своим «странным» поведением, которое возникнет с годами от того, что патрон у вас был в патроннике. Над вами не посмеют смеяться ваши подчинённые, когда у вас «парашюты начнут наполняться синевой». И самое главное – когда придёт беда, вы сумеете свернуть ей шею, прежде чем она успеет сделать это с вами.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #1 : 13 Сентября 2011, 19:20:27 »
По ту сторону оружия.
20.06.2009
Всегда находится человек, которого нужно не только научить метко стрелять, но и психологически подготовить к войне, что значительно сложнее.
Человек и война
История человечества, это история войн. За последние две тысячи лет мир на планете сохранялся не более полувека. Все остальное врёмя мы воевали. Как только человек \"поднялся\" в воздух, военные прицепили к самолёту бомбы. Как только изобрели мотоцикл, на него поставили пулемёт. Как только Соединённые Штаты Америки создали атомную бомбу, расстановка политических сил в мире поменялась, а государство Япония практически перестало существовать, и до сих пор не имеет своей армии. Оружие — основной двигатель цивилизаций. На своих стволах Крупп писал: «Последний веский аргумент». И ведь был прав. Лучшее образование всегда было у тех, кто общается с оружием. Лучшая медицина работала при «оружии», и сама была таковым. Символ свободы независимости во многих государствах — автомат Калашникова. Когда сказаны последние слова и написаны последние бумажки, люди берут в руки оружие.
По другую сторону оружия находится человек, а он тоже в какой-то степени механизм. Так же, как и в оружии, где каждая деталь существует только для того, чтобы осуществить выстрел, — все детали человеческого организма были подобраны эволюцией только для того, чтобы вы жить и победить. Если «ствол» имеет плохой механизм запирания, неудачную длину шага нарезов, нетехнологичный, «сырой» боеприпас, то он не выживет. Он будет заменён другим. Более эффективным. Так и у нас.
Очень давно выжили те, у кого начал увеличиваться головной мозг. Чтобы не погибнуть самой и не покалечить ребёнка во время родов, у женщины должны были быть широкие бёдра. Такие бёдра получили те из них, чьи племена перестали кочевать, совершая длительные переходы, для которых нужны узкие бёдра, как у мужчины. Широкобёдрые красавицы были залогом существования рода. Это прописано в нашем подсознании крупными буквами. Прошли миллионы лет, но мы до сих пор засматриваемся на красивых женщин, оборачиваемся им вслед. Что мы хотим увидеть? Правильно! Мы ищем женщин с широкими бёдрами и соответственно узкой талией, с длинной шеей и большими глазами. Наше подсознание ищет ту, которая сумеет родить ребёнка и продолжить род. Современники назвали это красотой. Померили её в объёмах, и у них получилось — 90/60/90 на 180. Это далеко не идеал, но мой прадедушка знал это и без сантиметра, — задним умом. Ну а причём здесь оружие?
А вот причём. Мы до сих пор дикие. Я имею в виду инстинкты и рефлексы. Окультуриванию они поддаются слабо. Тот промежуток времени, который мы живём цивилизованно и беспрерывно воюя, ничтожно мал по сравнению с тем, что мы прожили дико в борьбе за жизнь на планете. Сейчас воюем за нефть, раньше за то, чтоб сохраниться как вид. Что важнее? Опыт тысяч поколений — подсознание и наши боевые инстинкты — ещё не знают, что такое коллиматорные прицелы и деривация. Оружие всегда выстрелит, если его зарядить и нажать на спусковой крючок. Пуля всегда попадёт в цель, если оружие правильно навести на эту цель. Если только тот механизм, который находится по другую сторону оружия, не даст сбой или не заклинит.
Современное оружие — это детище высоких технологий. Мы с вами те, кто берёт в руки оружие, чтобы воевать, те же, что и тысячу лет назад. И будем такими ещё очень долго. Наш скелет еще до конца не приспособлен для прямохождения, а позвонки для переноса такой тяжелой головы. Инстинкты и обмен веществ, естественно, прежние.
Чтобы уметь управлять собой в бою надо знать собственные ТТХ. Многие знают только то, что сами думают о себе, а эта информация далека от истины. Для выполнения боевой задачи мы выбираем оружие. Для того чтобы создать боеприпас, работают целые институты. А для того чтобы подобрать вас в боевое подразделение и дать вам в руки оружие, которое убивает, работает один, от силы, два офицера отдела кадров. Которым к тому же, это и даром не надо. Им скучно. Вам не кажется это странным?
Я хочу поговорить о выборе людей. Думаю, что тема назрела.
Психологи уже давно разделили нас на психотипы и подробно изучили каждый. Воспользуемся их знаниями и нашей практикой, наблюдениями и опытом работы. Ярче всего психотип «специального» человека проявляется в его работе. В её специфике. В последствиях, которые наступают после. Возьмём для примера именно военную область. Но и в обычной повседневной деятельности это важно ничуть не меньше.
Итак в бой.
Это самый напряжённый режим работы всех без исключения систем человеческого организма. Причём, из состояния относительного покоя в состояние сильнейшего стресса в бою организм переходит меньше чем за секунду. Что происходит в эту секунду? Что происходит потом? Зачем нам это знать? И нужно ли вообще это знать?
Попробуем все-таки разобраться. Здесь вы не найдёте сложных медицинских терминов. Всё будет списано с жизни.
В состояние повышенного износа наш организм переходит под действием внешних факторов. Это стресс. Стрессы бывают самые разные Психологические — отрицательная информация извне или отсутствие положительной информации. Биологические — бактерии (токсины, яды), физические и т.д. Несмотря на огромное количество стрессоров, стресс, как реакция организма, всегда один, его механизм всегда одинаков, независимо от того, каким фактором внешней среды он вызван.
Предположим, ночью вас будит звонок телефона, и дежурный сообщает вам о боевой тревоге. Вспоминаете? Многие из читающих сейчас вспомнили то чувство, которое возникает сразу же. Это, начало. В особом отделе среднего мозга (гипоталамусе), формируется очаг возбуждения. Резко возрастает выделение в кровь особых веществ — катехоламинов. Они стимулируют надпочечники, которые выделяют в кровь адреналин, норадреналин, дофамин. Возникает ощущение предстартовой лихорадки. Резко усиливается окисление и, как следствие этого, учащается дыхание из-за потребности в кислороде. У некоторых оно становится глубже. Повышается проницаемость клеточных мембран для глюкозы, чтобы потом сжечь её при интенсивной работе. Пока вы несётёсь на машине к месту сбора и не знаете, «будет» или «не будет»...организм уже готовится. Он гораздо умнее нас с вами, ведь ему уже несколько миллионов лет. А нам? Мы просто взяли его напрокат. Значит, надо уметь пользоваться.
Дальше происходит следующее. Мы выезжаем к месту работы. Вот тут и начинается путаница. Поведение людей меняется.
Это связано с тем, что количество тех или иных гормонов, которые выделяются надпочечниками при стрессе, у каждого чёловека индивидуально. И зависит от конкретной ситуации, от особенностей организма, от личности и воспитания. Как не бывает двух одинаковых выстрелов, так не бывает двух одинаковых реакций организма на стресс.
Люди нашей профессии почему-то стыдятся этого. Защитные реакции у них, как правило, просты: беспричинный смех и «бодряк» или просто замкнутость, немногословность, как у старых былинных богатырей. Одни смеются, другие молчат, а командиру, как не крути, приходится работать.
На прыжках в городе «Икс» мне было страшно прыгать первый раз. Вместе со мной в потоке было ещё несколько перворазников. Один из них всё время говорил, что ему «всё равно», другой, как и я, сидел молча. Также с нами прыгал и бывалый. Его выкидывали на пристрелку. Он постоянно хохотал пиратским смехом, пока не выпрыгнул.
Я думаю, подобное вы видели, и не раз. Это был хоть и маленький, но стресс, А отреагировали все по-разному.
Теперь по порядку.
Адреналин
Если бой невозможен (вы поняли это, в эту самую секунду) и выход из ситуации — отход, значит, выделяется адреналин (гормон страха), он лучше всех подготавливает организм к бегу.
Это предложение можно прочитать и наоборот, если группа или стрелок прервали огневой контакт и прозвучала команда «ОТХОД» или «ВЫХОД», значит большинство стрелков — адреналиновый тип. Я думаю, что будет именно так: сначала человек побежит, а потом подумает о том, что он сделал. Это и есть адреналин. Сосуды кожи лица сужаются (бледный от страха).
Тренеры бегунов и пловцов это знают, вводя своим питомцам адреналин подкожно. Адреналин помогает организму получать энергию бескислородным путём. Это значит можно реже вдыхать. Первые метров 50 —100 иногда можно вообще не дышать. Как в спринте: вдохнул на старте — выдохнул на финише. Поэтому убегать, если испугался, всегда легче. Итак, если вы понимаете, что бой невозможен или вы просто этого не хотите (мягко говоря),— значит выделяется адреналин.
И если в детстве, когда вы формировались, вас чаще били, чем вы кого-то, то скорее всего он будет выделяться практически при любой стрессовой ситуации: на защите диплома, на серьёзных соревнованиях, в бою, при переохлаждении, и даже, когда вы ругаетесь с тёщей.
Но при внезапном нападении, когда выход один - в укрытие, адреналин в крови будет у всех без исключения.
Всем будет очень страшно, а если человек говорит, что он не боится, — значит, ему хирургическим путем удалили надпочечники. И он инвалид второй группы. В спецназе таких нет.
Если адреналин в крови «зашкаливает», происходит переход количества в качество. Адреналин путем биохимических реакций трансформируется в норадреналин — гормон ярости.
Сейчас поясню. Вы много раз видели, как затюканный хулиганами мальчишка вдруг вскакивал, хватал дрын и гонял своих обидчиков по улице и долго потом не мог прийти в себя. Или кадры из фильма: когда пулемётный огонь прижал роту к земле, и тут вдруг вскакивает один солдат с перекошенным лицом и гранатой в руке, он бежит на ДЗОТ подрываёт его. Это не героизм, это просто адреналин превратился в норадреналин; гормон страха перешел в гормон ярости, И группа бойцов регулярно, попадающая под обстрел, с течением времени поменяет свою гормональную реакцию или, как говорят, «потеряет страх».
Со временем цвет лица из бледноватого станет бордовым. Это нормальная реакция организма. Надпочечник, как мышца, тренируется и растёт, соответственно увеличивается и количество выделяемых им гормонов. Каждый последующий стресс по силе действия на организм будет сильнее предыдущего. Это надо помнить. И ещё надо знать, что это, с медицинской точки зрения, —заболевание.
«Инстинкт убийцы»
Если вы решили ввязаться в бой или решились на штурм и при этом силы противника соизмеримы с вашими, значит, выделяется норадреналин — гормон ярости.
Лицо краснеет («багровый от ярости»), хотя все остальные сосуды кожи сужаются. Сужение сосудов кожи необходимо для уменьшения потери крови в результате ранения. Этот механизм закрепился в процессе эволюции и помогал сильнейшим выживать, когда мы ещё воевали всё больше со зверями. Кровь отводилась из периферийных сосудов внутрь организма, в крупные сосуды. Под действием катехоламинов выделяются гормоны, которые подавляют воспалительные реакции и аллергию в случае ранения. Они также повышают иммунитет, необходимый для борьбы с инфекцией как правило, возникающей при ранениях. Чем сильнее стрессор, тем сильнее сдвиг в организме. При внезапном нападении или ранении количество гормонов в крови может в сотни раз превышать норму. Это будет сопровождаться очень сильной одышкой, сильным сердцебиением, резким сужением угла зрения (примерно 12 градусов) и повышением артериального давления (шум в ушах).
Лично мне нравится, как называют норадреналиновую реакцию «буржуи», они пишут — «инстинкт убийцы». Звучит!
Я вспоминаю слова полковника «Б» из управления по ЧР: «...мои ходят с кислыми лицами пока зачистка идёт — уставшие, недовольные. Как только где-то стрельба — зацепились! Всё! Сразу забегали, заулыбались, довольные — работа! Не надо ничего говорить, сами всё знают — сами всё делают!» Такое подразделение — мечта любого командира.
Дальнейшее усиление процессов приведёт к следующей фазе гормональных реакций. Это будет называться — состояние аффекта. Это когда у вас «снесёт крышу» и вы ничего не будете понимать. А потом ничего не вспомните. Говорить не нужно, что это опасно и для своих и для чужих.
Кстати об этом.
Назовём его полковник «Д». Недавно «Д» вступил в тот возраст, когда мужчину радует только слава и хоть не большая, но власть. Возраст опасный. И вот «Д» решил писать кандидатскую. Как вы думаете, в какой области? Правильно, все «они» пишут кандидатские по психологии. Очень плохой признак. На одном из занятий по этой теме, которые он проводит по собственной инициативе, «Д» выдвинул тему следующего содержания: «При использовании оружия сотрудник должен вызывать в себе состояние аффекта искусственно».
Во-первых, как это может быть с точки зрения биохимии? Ответ: «Д» об этом не думал, и ничего не знает. Просто сказал.
Во-вторых, зачем? Ведь это уже не «сто наркомовских», это получается литр.
А дело всё вот в чём. Когда-то «Д» испытал очень сильный стресс. (Его втолкнули в комнату, в которой спал «полевой командир», и он его «взял»)
С последствиями он не справился. Психика «Д» дала острый шизоидный скол. Должности и звания, к которым «Д» не был готов, пробудили дремавшую манию величия.
«Д» объездил весь регион, все школы и детские сады, рассказывая про свой подвиг, который обрастал всё новыми и новыми подробностями. И с каждым новым рассказом «Д» переживал ещё раз ту «страшную ночь». Это называется догорание, это сводит с ума. И вот под занавес «Д» почти сбрендил, пишет кандидатскую по психологии и даёт советы, как сделать так, чтоб не боятся. Это очень поучительная история.
Надпочечники которые вырабатывают гормоны «страха» и «ярости» в нашем организме, так же, как и мышцы растут, если их тренировать постоянными стрессами. Что с вами будет через пять — семь лет хорошей работы, догадаться нетрудно — инвалидность. Если это не лечить и не обращаться за помощью к врачам, начнутся Афганские, Вьетнамские и Чеченские синдромы. Вы превращаетесь в адренозависимого типа. Если закончится война, вы её сами себе найдёте. Для вас она уже «ни когда» не кончится, и вы с неё никогда не вернётесь. Кто-то превратится в кухонного боксера и будет воевать с женой. Кто-то купит себе мотоцикл и поломается. Любой экстрим, лишь бы получить ещё немного адреналина. Справятся немногие. Я помню, как пошутил однажды командир: «Если у вас Чеченский синдром, то окно в зале нужно закрыть шкафом, чтоб снайпер не достал, а спать в ванной, чтоб осколками не посекло».
Сделать так, чтоб не бояться, не получится. Это будет всегда. Страх — это химическая реакция. Отобрать только норадреналиновый тип бойца тоже не получится. Потому что эта, скажем так, «точка опоры» — плавает. Нет, и никогда не было бесстрашных воинов. Я читал очень много сомнительных работ направленных именно на вопросы саморегуляции — как изжить в себе страх. Всё это пишется от страха, оттого, что тот, кто писал, не справился с последствиями стресса. Не обратился к врачам. Можно искать всю жизнь, но так и не найти. Нет этих бесстрашных чудобогатырей. А работать надо сейчас. Беда всех таких горепсихологов в том, что они незнакомы даже с основами психологии и физиологии. Отбор, который они якобы осуществляют среди кандидатов в подразделения, носит примитивный и очень личностный характер. Проходят в основном те, кто понравился и высказал желание слепо подчиняться. Потом их учат ничего не бояться. Мне по роду моей деятельности очень часто приходится сталкиваться с такими людьми. С их взглядами на вопросы их «смертоносной» тактики. Ничего хорошего я пока не заметил. Еще раз повторюсь: обмануть инстинкты не получится. Нужно научиться работать отталкиваясь от этого. Инстинкты — отправная точка любой работы.
Теперь становится понятно, что система подготовки к реальному бою существовать не может. Любой поиск этих систем обречён заранее. Управление подразделением в бою — это управление биохимическими реакциями каждого бойца. Это нереально. Если бы это было достижимым, мы бы выигрывали все войны и сражения. Заставлять бегать целый день в бронежилетах и шлемах, играть в броне в волейбол и думать, что после этого бойцы начнут классно воевать, и что всё это развивает какие-то морально - боевые качества — это просто глупо. Нет никаких морально - боевых качеств. Есть тактика и хитрость. Чёмпион рукопашник, привыкший рисковать своим титулом в пределах ринга, никогда не рискнёт своей жизнью в бою. А рискнёт обычный «мабута», чумазый и грязный у которого нет никаких беретов и медалей, а просто есть от природы правильная, норадреналиновая реакция на стресс. Он возьмёт свой нетюнингованный ствол, пойдёт и сделает всю работу. Все \"остальные\" отдыхают. У всех остальных другая война. Война за медали и место за столом поближе к командиру. Обидно то, что, выйдя из-за стола, они начинают учить воевать тех, кого не надо этому учить. Тех, кого научила природа, дав им нормальные инстинкты. Успокойтесь ребята, вернитесь за стол — ваше место там.
Если бойцу со щитом дают команду «вход», а его мозг даёт команду «выход» — скорее всего, произойдёт замыкание. Если «щитовик» перегорел и попер вперёд, а второй и третий номер ещё «плавятся», опять-таки — быть беде. Потом они скажут, что остались на «оттяжке». Какой выход? Один — доверие. Посмотрите на «щитовика». Допустим, он просто бёзголовый. По хорошему. И на выкат гранаты не присядет, закрываясь щитом, а вбежит в комнату, из которой она выкатйлась вы побежите за ним? Не потому, что вы второй номер просто, чтоб не оставлять его одного? Побежите? Вы доверяете ему настолько? На граждан в городе у вас разные темы, вы не пересекаетесь и практически ничего не знаете о том, как он живёт. Просто есть такой, допустим, Коля, высокий и добрый и вы служите вместе. Обычное дело. Если вы ему доверяете потому, что вы одна команда и у вас одна цель — то вы и есть второй номер. Если нет? Кто он такой? Он что ли потом ваших детей кормить будет? То сразу скажите об этом командиру. «Тринадцатой» вас за это не лишат. Постоите на «оттяжке».
Подобрать людей по росту и весу легко. Даже по анкетным данным и с пропиской, для галочки, чтоб квартир не просили. А кто будет подбирать для работы? Пока что мы ограничиваемся простым — раз флегматик, значит, снайпер. Вот и вся психология.
Для такой работы подходят лучше всего норадреналиновые. Но вы посмотрите на них. Это, как правило, социальнопасные. С детства на учёте в милиции. Очень неспокойные. Постоянные залётчики. Попасть в подразделения серьёзных спецслужб для таких ребят проблема. Отдел кадров их «зарубит». А именно они здесь и нужны. Они оседают в МО и т.д. Не последнюю роль также играет и отношение начальства к своим «любимчикам». Могут заступиться. А могут и уволить задним числом, если «влетел».
Давно замечено, что эффективней действуют те группы, отношения внутри которых построены на принципах неформального лидерства. Где есть лидер, а не командир. С командиром можно спорить и ругаться, а вожак перекусит хребет и всё. За авторитет командира вступится вышестоящее начальство, а лидер отстоит свой авторитет сам, перед всей группой и без объявления всяких глупых выговоров.
Я знаю, что сейчас многие из вас узнали в этих описаниях свои группы и своих лидеров. Если это так, — поздравляю. Но присмотритесь к отношению, к этим людям. Их опасаются. Они очень плохо растут в званиях и должностях. Кто виноват?
Виноват организм. Гормоны. Людей обвинять в этом глупо. Ни один организм со слабой психической организацией не потерпит рядом с собой сильного здорового конкурента. Они окружают себя ещё более слабыми и глупыми. В тиши своих кабинетов они пишут ядовитые бумажки. Вес общего дела здесь не играет никакой роли. Интересы антитеррора и безопасности не учитываются вовсе. Имеет смысл только существование на уже занятом жизненном пространстве. Они приватизировали свои куски служб и отделы и напрочь позабыли о том, что эти службы государственные. Если, служа в силовом подразделении, вы хоть раз покажете, что умнее или компетентней своего начальника, вас забьют в самый дальний угол. И вы закончите все свои дела, так и не начав. Вы знаете, о чём я говорю.
Помните, когда приезжало какое – ни будь, высокое начальство, как вёл себя «командир»? В присутствии высоких гостей он напускал на себя дибиловатый вид, при этом ещё искажал детали своего туалета. Или туфли наденет старые. Или часы дешёвые. Или кепку как курсант первогодка. Он делал правильно. Метасообщение, которое он отослал, звучало так: «Посмотрите, какой я глупый и никчёмный рядом с Вами» На петушиных боях, петухи кудахтают, как куры, чтоб их не клевали дальше.
Они тоже знают, как себя вести. Это инстинкты. Командир не виноват. Это его психотип — он во всем виноват. Если распушить хвост, могут щёлкнуть по носу. Какой отбор произведёт этот командир, уже ясно. Как он поведёт себя в отношении тех, кто пошёл вразрез, тоже понятно. Это не политика, это гормоны и психика. Это ошибки кадровых назначений. Это запутанные тропинки генетики. Как тогда они становятся командирами? Они умеют терпеть. Если такому поставить на голову кружку с пивом, он замрёт и не шелохнётся. А это очень нужное качество, называется — политкорректность. В спецназе оно, правда, как «в русской бане лыжи».
Я ушёл в сторону — занесло. Коснулся совсем другой темы. Но что поделаешь? Работа с оружием это и просто, и в то же самое время сложно.
Так как поступить командиру при возникновении опасности? Дать группе возможность перетерпеть, перебороть себя и не прерывать огневой контакт? Дать возможность всем перегореть и переплавиться. Добиться таки нужной реакции. Рискуя жизнями этих людей.
В результате получит огромный неоценимый опыт, который не приобретешь, даже прослужив долго и очень долго. Если он поступит именно так, он «найдёт» свою, группу и свое мёсто в ней. Группы, которые научились побеждать сёбя очень большая редкость. Люди, которые реагируют на опасность норадреналином, — залог успеха любой спецоперации. Но в погоне за всем этим можно потерять этих людей. Соизмеримо ли это? Я разговаривал со многими командирами разных уровней и у каждого своё видение проблёмы. Есть такие, которые давно договорились со своей совестью, — у них всё просто: «Вперёд и с песней. Судьба быть убитым — значит, убьют. Людей много».
Лично мне нравится смотреть, как БТРы складывают дома с духами, а бойцы стоят в сторонке в оцеплении — чтоб никто не выбежал. Потом приезжает танк и разравнивает всё до нулевого уровня. Потом экскаватор «Петушок» — и начинаем раскапывать. Все целы, здоровы. Это и есть главная задача — сберечь людей. Сберегли. Но это сегодня, а завтра техники может не быть. И что тогда?
Чтоб не задаваться этими вопросами, мы должны решить для себя одну очень важную и первостепенную проблему «КТО?». Проблему выбора. Вопрос отбора.
Кто идёт в подразделение кандидатом? Кто в нем служит? Кто командует? Кто нам нужен? И много других «КТО? Если эта проблема будет решена, то проблемы «ЧТО?» уже не будет. Такой коллектив, что захочет, то и сделает. Любые задачи будут выполнимы. Отбор в спецподразделения должен осуществляться не командирами и их замами, а специалистами, у которых есть соответствующий опыт и образование. Вот сейчас написал это и вспоминаю: а когда я сам видел таких специалистов? Не помню что-то. Значит, всё-таки командиры.
Выбор человека, который возьмет в руки оружие, очень сложен и ответствен. Это основная работа, которую должно вести подразделение наравне с боевой подготовкой.
\"Хотелось бы расширить эту тему, но в рамках рассуждения этого сделать не получится. Возвращаясь к вопросу инстинктов, скажу: выбор уже сделан, вам надо только его осознать. А это ответственность.
В любом случае — желаю успеха.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #2 : 14 Сентября 2011, 16:33:33 »
Жертвы «Маятника»
11.2007 года

Если то, что я напишу ниже, увидит свет, то это заслуга не моя. Я хочу поблагодарить работников журнала «Оружие» - Издательского дома «Техника — молодёжи». На сегодняшний день это самый полезный журнал по данной тематике.
Интерес к оружию и стрельбе велик. И, как следст¬вие,— источников информации с каждым днём становится всё больше. Есть в стрельбе так назы¬ваемые «модные» темы. Есть ещё «секретные». Однако особой популярностью сейчас пользуются «старосекрет¬ные» техники стрельбы, они же «смешные».
Такие, как, например: техника стрельбы СМЕРШ, стрельба НКВД, стрельба царской охранки. Скоро наде¬юсь прочитать про стрельбу из пищалей Малюты Скурато¬ва. Должен ведь кто-нибудь восстановить утраченное.
Авторов, владеющих «секретными» техниками стрельбы и пишущих на эти темы, множество. В чём секрет, если че¬стно, я никак не могу понять. Пистолет известен человече¬ству уже не первый век. И вот в третьем тысячелетии поя¬вились секреты.
На соревнованиях по практической стрельбе люди стре¬ляют по движущимся и появляющимся мишеням с такой скоростью, что трудно представить. Казалось бы, выжали из оружия всё что можно. Первый выстрел за 0.5 — 0.7 с — это уже норма. Шесть выстрелов с извлечением оружия за 1.5 — 1.8 тоже стало в порядке вещей. Темп стрельбы — пять выстрелов в секунду. Стреляют и попадают уже почти на бегу и из самых неудобных положений.

С этими людьми всё понятно. А вот с теми, кто покупает эти книги?
Для себя лично, я давно вывел, что те, у кого на полке я видел книги автора Потапова, не являются нормальными стрелками и уж тем более профессионалами своего дела.
«Секретные» книги Потапова про то, как раскачиваться в разные стороны, дают почитать под клятву о том, что вернёшь. \"Секретные техники» уклонения от пуль, взятые из этой же книги, скрывают как непристойные тайны. Сча¬стливые обладатели этих тайн лишь улыбаются улыбками людей, постигших великую мудрость мироздания. И в то время, пока остальные бродят в темноте, они уже знают, откуда пролился свет. Мой коллега из «Альфы» называет таких людей дэбилы, произнося это слово через букву «э». Каждый раз, когда я это слышу, мне становится приятно, что я не один так думаю.
И вот вы, обезжирив семейный бюджет рублей эдак на двести, приобрели книгу про «Маятник». Раскрыли ее. А там уже полюбившееся спецназовскому сердцу богомолов-ское: «...пули прошли в притирочку...», -...пританцовывая, как боксёр...». Приятно. Далее идёт уже потаповское описа¬ние того, как именно надо раскачиваться и пританцовывать. Более того, там даже есть названия этих техник. Ещё есть та¬кие слова, как СМЕРШ, контразведка, резиденты, секретные школы и всё остальное, вызывающее лёгкий душевный тре¬пет у людей, не знакомых с историей российских спецслужб.
Всё хорошо. Легко читается. Появляется желание по¬пробовать, даже построить план подготовки, исходя из прочитанного. И приятно думать о том, как замечательно, что техника «маятника» не канула в лету. И какой молодец автор, что подарил нам этот замечательный труд.
Единственное, чего там нет, так это хотя бы одного науч¬ного факта. Много не надо. Надо просто, с позиций науки, дать определение этому явлению; как человек уклоняется от пуль. Пусть даже это будут околонаучные, но факты. По¬нимаю, что можно тактически грамотно встретить огневой контакт, и в вас не попадут. Это одно. Это чистая тактика. А вот уйти от выстрела, это, пардон, совсем другое. Надо ведь было, ну хоть из приличия, опубликовать состав груп¬пы, на которой проводилась практическая часть этого экс¬перимента, на основании чего пишутся такие вещи, как про -Маятник», Я могу очень долго продолжать список того, что отсутствует, хотя должно быть, исходя даже из минималь¬ных требований к научным трудам. Я твёрдо знаю, что ни¬каких фактов и не будет. Никогда. Потому что всё. что там написано,— это фикция. Это всё выдумывалось долгими пасмурными вечерами. Сидя на кухне, в свете абажура, са¬мые страшные фразы проговаривались вслух, чтобы оце¬нить их весомость. И от этого в соседней комнате просыпа¬лась жена. Всё так и было. Человек зашибал деньгу.
А если коротко, то вам товарищи спецназовцы, предла¬гается поверить на слово той методике, которая научит вас уклоняться от пуль. Исходя из уже изданных, я предлагаю авторам «секретных» книг название следующей: «Методи¬ка извлечения пуль из тела и запуск собственного сердца по технике СМЕРШ». Огнестрельная логика подсказывает, что именно это понадобится вам за тем, когда во время ог¬невого контакта вы начнёте раскачиваться в стороны и ка¬таться по земле перед четырьмя противниками.
Я совсем не хочу сказать, что система маятника отсутст¬вует, или высмеять людей, которые в это поверили. Вовсе нет. Всё это есть, всё это было. Только разница между тем, что делали военные чекисты (СМЕРШ), и тем, что представляют нам современники, как между водкой и пулемётом И то и другое валит с ног, но по-разному.
И вот что странно. Единственный источник, в котором упо¬минается о маятнике, это роман Богомолова «В августе со¬рок четвёртого...». И то, маятник там описан в виде художе¬ственного повествования. Богомолов, вне всяких сомнений, был человеком уважаемым и компетентным, и по сей день его авторитет не вызывает сомнений. А значит, просто вы¬думать всё, что было написано, он попросту не мог. С авто¬рами современных изданий про «маятник» он знаком не был. Это факт. И вот много лет спустя «маятник» опять уви¬дел свет. Откуда? Где источник? Задавать вопросы можно бесконечно. И, в конце концов, мы выясним, что единствен¬ный источник — это сам Потапов энд компани. И всё. Что хо¬тите с этим, то и делайте. Вам не кажется это странным?
Ни один инструктор по огневой подготовке ведущих спец¬подразделений ФСБ, МВД России ничего не знает о систе¬ме уклонения от пуль. Ни один инструктор по тактико-специ¬альной подготовке также не знает. Ветераны, прошедшие все последние войны, тоже пожимают плечами. В спецпод¬разделениях ГРУ, без которых ни одна хорошая драка не об¬ходится, также ничего не знают. Более того, ни одна зару¬бежная методика, ни одна школа или центр, не занимается подобной ерундой. Даже израильтяне, у которых в моде не традиционный подход, и те ничего не знают. А вот вы, ку¬пивший эту книгу за двести рублей. — знаете. Это смешно.
А ещё смешнее то, что ведь многие уже всерьёз этим за¬нимаются. Есть верующие. Пишутся методические посо¬бия. Люди заняты, как им кажется, серьёзным делом. Они устают на тренировках, делятся друг с другом успехами в нелёгком деле уклонения от пуль. Есть свои лидеры, у ко¬торых это уже получается. (Ну еще год-два, и начнём уво¬рачиваться от автоматных, а там, глядишь, почему бы и на пулемёт не замахнуться.)
Хорошо, что хоть чем-то заняты. Плохо, что не тем. И ес¬ли вы в числе людей, у которых есть эти книги и другие, им подобные, значит, я пишу именно для вас. И то, что я на¬пишу, должно натолкнуть вас на размышления о правиль¬ной подготовке стрелка спецназа.
Да, то, чем занимались опера контрразведки в годы вой¬ны, могло носить название «Маятник». Да, скорее всего, так оно и было. Потому что лучше не придумаешь. Корот¬ко, лаконично и одним словом даёт определение действи¬ям. Маятник раскачивается. То в одну сторону, то в дру¬гую. Я не настаиваю на этом слове, это понятие собира¬тельное. У Богомолова это маятник. Уверен, что существует ещё масса определений.
Но очень глупо думать, что раскачивать надо тело. Рас¬качивать надо ситуацию. В этом всё и заключается. Все ответы на все вопросы здесь, — качают сложившуюся си¬туацию. Качают из одной крайности в другую.
Уважаемые обладатели «секретных» книг! Вам морочат голову. Заглушить танк, это не значит заорать громче тан¬ка. Это значит заглушить двигатель танка. А вы, извините, учитесь кричать. Да ещё и придумываете названия техни¬кам крика. Оперативники военной контрразведки (СМЕРШ) качали не тело из стороны в сторону, они качали человека. Играли, заставляя опытных разведчиков ошибаться и рас¬крывать себя.
Сейчас я обязан отойти от темы немного в сторону. Вер¬нёмся в сороковые годы. Мы должны понять, кто были эти люди. Как это у них получалось без возбуждённых дел и сигналов, без следствия и санкции прокурора, без реше¬ния суда и приговора, из трофейного оружия, встретив че¬ловека, просто убить его. И кто были люди, на которых охотились волкодавы СМЕРШа. Немного сухих фактов.
Постановлением ЦИК и СНК (Совет Народных Комисса¬ров) от 5 ноября 1934 г. было учреждено особое совещание при народном комиссаре внутренних дел. Особое совещание имело право без суда ссылать в трудовые лагеря лиц, при¬знанных социально опасными. Сроком до пяти лет. Просто пять лет зоны общего режима. Любому, кто, например, опо¬здал на работу. И это своим гражданам. Эта дата также счи¬тается некоторыми специалистами началом великой чистки.
В 1937 г. Особое совещание получило право отправлять в лагеря сроком до восьми лет.
С 17 ноября 1941 г. Особое совещание получило право выносить любые приговоры вплоть до смертной казни. Приговоры к расстрелу приводились в исполнение немед¬ленно. Согласно Постановлению ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г., судебные заседания проходили без прокуроров и адвокатов.
Приказом НКВД СССР от 27 мая 1935 г. были созданы областные тройки НКВД, которые располагали правами Особого совещания. В тройки входили: начальник местно¬го управления НКВД или его заместитель, начальник уп¬равления милиции и начальник отдела УНКВД, который разбирал дело. Все свои, как видите. Без излишеств.
Вот какими правами и властью были наделены наши колле¬ги в те времена. Это не полный список возможностей НКВД.
Только Ежов в те годы расстрелял 14 тысяч своих чеки¬стов. Гражданское население стреляли миллионами. Это были люди, которые чем-то не угодили власти. Каждый третий в стране был врагом народа. А теперь представьте, что могли сделать с диверсантами-вредителями? Они бы¬ли просто вне закона, другими словами — их можно было уничтожать без каких-либо ограничений.
Особое совещание давало десять лет лагерей за невы¬полнение постановления о сдаче личных радиоприёмни¬ков. Вдумайтесь, — десять лет за радиоприёмник.
В 1943 г. НКВД опять разделили, причём военную контр¬разведку выделили в самостоятельную структуру под на¬званием СМЕРШ с непосредственным подчинением Ста¬лину как наркому обороны. СМЕРШ обладал собственной следственной частью.
1-й отдел СМЕРШа контролировал Генштаб РККА, ГРУ и разведорганы фронтов и армий.
2-й отдел ведал ПВО, авиацией и ВДВ.
3-й отдел — танковыми войсками, артиллерией и гвар¬дейскими миномётами.
4-й отдел руководил агентурно-оперативной работой фронтов.
2-е отделение СМЕРШа занималось борьбой с дезер¬тирством, изменами, самострелами и ведало заградитель¬ной службой.
4-е отделение ведало редакциями военных газет, трибу¬налами и военными ансамблями и академиями.
5-й отдел СМЕРШа отвечал за интендантское снабже¬ние, медицину, перевозки.
6-й отдел занимался оперативным обслуживанием войск НКВД.
7-й отдел вёл учёт изменников Родины, шпионов, дивер¬сантов, террористов, трусов, паникёров, дезертиров, самострельщиков и антисоветских элементов. (Если вы подпада¬ли под один из пунктов, вас, естественно, расстреливали.)
Именно СМЕРШ сумел выйти победителем из битвы двух крупнейших разведок и контрразведок. Единствен¬ный, кого Сталин сумел противопоставить Берии, был Аба¬кумов, глава СМЕРШа. Главное управление контрразвед¬ки СМЕРШа работало в составе и вместе с наступающей армией. Скажем так — на передке.
Я написал это, чтобы стало понятно, что оперативник СМЕРШа в те годы это был полубог-получеловек. Они мог¬ли стрелять не из табельного оружия. И смершевцы, встретив подозреваемого в разведывательно-диверсион¬ной деятельности, могли самостоятельно принять реше¬ние на задержание или уничтожение, неважно.
Знали об этом те люди, которых забрасывали в наш тыл? Знали. Они знали, что их ждёт в случае провала и какими методами с ними будут бороться. И когда эти двое встре¬чались, то ставкой были даже не их жизни. За диверсантом стояла сеть агентов, на создание которой уходили годы. За смершевцем — эффективность действия целых армий.
Подготовлены были оба хорошо. В чём заключалась эта подготовка? Набитые кентосы3? Нет. Может поставлен¬ный удар ногой (лоу - кик)? Тоже нет. Богомолов бы так и написал, что, мол, у Мищенко был поставлен лоу - кик. Можно ли говорить здесь о специальной стрелковой шко¬ле СМЕРШа? Что, подписав указ о разделении НКВД на два наркомата и утвердив Меркулова руководителем НКГБ, а Абакумова главой ГУКР СМЕРШ, в 1943 г. Сталин также подписал указ о создании школы стрельбы СМЕРШа? Это глупо. Что, капитан Алёхин умел уворачиваться от пуль? Конечно, нет. Ничего этого не было. Не было ни¬каких секретных техник. Как вы считаете, а было ли у них время на стрелковые тренировки?
 

Линия фронта для них проходила совсем иначе. Основ¬ная борьба, которую вели смершевцы, не велась пистоле¬тами и гранатами. Она велась мозгами. А то, что методы силового задержания носили звериный, беспощадный ха¬рактер (не имею в виду подсечки по ногам и другое, что бы¬ло описано в романе Богомолова), так это было продикто¬вано войной. Да и удивительного в этом ничего нет. Ска¬жу, что, выдёргивая духов по адресам, ещё пару-тройку лет назад (при попытке огневого сопротивления), мы тво¬рили ещё и не такое. И все мы знаем, что стрельбой над ухом допрос не заканчивался, «холодный отжим» инфор¬мации штука весьма многогранная.
Так почему наши коллеги вышли в августе 44-го втроём брать троих матёрых диверсантов. Трое на трое. Что-то они умели и знали такое, чего не умеем и не знаем мы.
Если в числе прочего мы отбросим военное время, их полномочия, мотивацию, идеологию и оставим сиюминут¬ную необходимость, то что нужно прямо сейчас, чтобы вы¬полнить боевую задачу? Умение владеть инициативой, со¬бой и информацией — именно это давало им возможность выполнять свой долг. Все, что нужно для того, чтобы качать диверсанта, как маятник, так это знать оперативную обста¬новку, чувствовать ситуацию, понимать психологический портрет подозреваемого, все тонкости оперативной игры. Это и есть тот секрет, который сейчас пытаются втюхать нам в виде глупых телодвижений.
Оперативник раскачивает диверсанта, диверсант опера¬тивника. Оба делают то. что лучше всего у них получает¬ся. Оба хотят жить. То один берёт инициативу, то другой. Можно, конечно, сейчас сказать — зачем качать, можно просто арестовать подозреваемого и всё. Можно, но будет потеряно время. А если вы вспомните, то на ликвидацию «Немана» дали всего сутки. Если бы капитан Алёхин учил¬ся стрелять по-македонски и раскачиваться, как маятник, он бы никогда не взял бы группу «Неман». Он не сумел бы прокачать ситуацию. О какой стрельбе речь? Какие сек-ретные техники? Зачем устраивать маскарад? Подумайте.
У тела человека больше сотни степеней свободы. Есть за¬коны физики и химии. Есть психофизиология и биомеханика. Есть баллистика, внутренняя и внешняя. Ещё есть тактико-технические характеристики оружия и боеприпаса. А чтобы переварить всё это, нужен ещё и мозг. Больше ничего нет.
Нет и не было, никаких закрытых школ стрельбы СМЕР¬Ша, которой обучали только руководящий состав и волко¬давов. Если были методики, значит, были люди, значит, были документы. Где всё это? Авторы книг утверждают, что они были утеряны, и теперь, по прошествии многих лет, им наконец удалось восстановить систему маятника.
Они не были утеряны. Их попросту не было. Был опыт, бо¬гатый опыт оперативно-боевой работы. В СМЕРШ набира¬ли лучших. И недостатка в людях не было. Очень жёсткий естественный отбор; тот. кто ошибался, тот погибал. При¬бавьте к этому опыт войны, вот вам и волкодав. Оператив¬ник СМЕРШа мог раскачать любого. Почитайте воспомина¬ния старых СМЕРШевцев. и вы всё поймёте. Даже то, каким богатым языком написаны эти книги, говорит о многом.
Все эти бессовестные и провокационные, во многом бесчеловечные и коварные приёмы борьбы передавались от более опытных к молодым. Они работали, они были эф¬фективны. Может, они и назывались маятник, а может, как-то иначе. Это неважно. Важно, что они побеждали.
Никаких систем подготовки и уж тем более документов не было. Это просто легенда. По-детски наивная.
Как вы себе представляете утерю таких документов в структуре НКГБ-СМЕРШ-НКВД? Это невозможно просто по определению. Я знаю, о чём пишу. Даже самые посред¬ственные бумажки хранятся в архивах со времён царя Гороха. Какая утеря?
 
Есть ситуация. Есть оперативник, который владеет ситу¬ацией. И кроме того, что просто писать бумажки в кабине¬те, он должен ещё с оружием в руках брать и обязательно живьём тех, кого разрабатывает. Раскачать, раздергать, заставить проявить свою сущность. Это непростая задача. Зная, что сопротивление будет оказано. Прерывать огне¬вой контакт запрещалось внутренними инструкциями. Воз¬можно ли это сейчас? Ответ очевиден.
За провал операции офицеры отправлялись в штрафбат сроком от двух до шести месяцев. Это называлось малоду¬шием. За это ещё не стреляли. А вот если формулировка была, например; попустительство, халатность, трусость, расстреливали немедленно. А ещё через неделю могли расстрелять всех членов семьи, включая детей от 14 лет. Поэтому было предпочтительней погибать в бою. Тогда се¬мья получала паёк и другие ценности того времени.
Человек, поставленный жизнью в такую ситуацию, выжи¬мал максимум из возможностей своего организма. Он выжи¬вал в схватке. Приобретая опыт. С каждым разом становясь всё более опасным противником. Он сам себе спецназовец, опер, следователь и судья. Такова была обстановка того вре¬мени. К тому же не забывайте, что коммунистическая идео¬логия висела на каждом, как борода на ваххабите.
Маятник это детище СМЕРШа, но оно умерло вместе со своим родителем. Более того, среда обитания у них была одна — это война. Я не раз читал «В августе сорок четвёр¬того». Да, там действительно написано про технические действия, но исполнял это один, отдельно взятый Таман-цев. Сейчас, как и тогда, у каждого бойца, имеющего бое¬вой опыт, есть свои любимые приёмы ведения боя, которые помогают побеждать. Приёмы, которые когда-то спасли ему жизнь. Своя программа действий, например на выкат гра¬наты. У каждого своё. Таманцев пританцовывал, как бок¬сёр, а Иванов Иван Иваныч носит с собой гранату РЩГ-1.
И что теперь? Через 80 лет напишут о том секрете, кото¬рым обладал спецназ ФСБ в 2002 г.? Если уровень интел¬лекта не повысится, то напишут.
Извините, где и в каком отделе сегодня вы видели опе¬ра, который с оружием в руках пойдёт на задержание? Я говорю здесь об операх ФСБ (в МВД почему-то такое за¬просто). Такое было возможно только во время первой и второй Чеченских войн. Сейчас этого нет. И оперов тех практически нет. И войны нет. И никто не бросается искать секреты, утерянные в годы чеченских кампаний. А поче¬му? А потому, что их не было. Было время — были люди.
Теперь я вернусь к уклонению от пуль. Сам лично могу дать гарантию того, что на расстоянии в 20 м и ближе из пи¬столета я попаду в вас столько раз, сколько мне будет не¬обходимо, как бы вы не дёргались. Возьмите листок и руч¬ку и посчитайте, сколько мышц надо сократить, чтобы сде-лать шаг в сторону, умножьте на два, потому что, сокращая одну мышцу, мозг посылает сигнал к мышце-антагонисту на расслабление. Потом посчитайте шаг с уклоном. И сколько надо для того, чтобы навести оружие в точку прицеливания и нажать на спусковой крючок. Что больше? Вот вам и всё уклонение. Скорость стрельбы хорошего стрелка (на при¬мере ПМ) пять выстрелов в секунду.
В какую из сторон вы собираетесь уклониться? А если дистанция пять метров и стрельба без выноса на пинию прицеливания, а от груди?
Несомненно, в ближнем бою скорость — один из самых главных показателей. Но есть ещё один критерий. Самым метким, быстрым и сокрушительным выстрелом будет тот, который сделан вовремя. Выстрел, который привязан к данной ситуации. Знание и понимание ситуации, в кото-рой вы оказались, даст вам возможность сделать этот вы¬стрел. Этот выстрел никогда не пролетит мимо. Тот, кто взял инициативу в свои руки, это и есть победитель. Тот, кто качает маятник ситуации, тот и принимает решение.
Это и есть система маятника. Ею в совершенстве владе¬ют хорошие следователи и опера. Братки на своих стрел¬ках качают маятник так, что закачаешься. Только у них это называется «качать качели». Зэки, отсидевшие лет по де¬сять, могут качнуть неплохо. Есть чему поучиться и у них. У них, как у смершевцев, от этого зависела жизнь. На зо¬не это называется «развести». В жизни, если у вас на пол¬ке книги данного содержания, значит, вас тоже развели авторы этих книг. Во всём разнообразии жизненных ситу¬аций работают одни и те же законы. Что в Шиловическом лесу в «Августе 44-го», что на зоне в августе 2007-го.
Скажите, а возможно, например, такое, что где-то в рай¬оне с. Ведено в лесу вы повстречаете подозреваемого в подрывах, нападениях на федералов, активного участни¬ка незаконных вооружённых формирований, полевого ко¬мандира и тут же расколете их? И возьмёте живыми. Пусть даже не всех, но всё же. И сделаете это втроём. Получится?
Сегодня в спецназе нет таких людей, у которых получится. Как нет и таких ситуаций. Это и есть ответ на все вопросы.
Сегодня по трём бородатым мужикам сидящий на сосед¬ней высоте спецназ наведёт артиллерию. Артиллерия уничтожит всё живое в этом квадрате. Затем туда пойдёт группа разведки, подрываясь на своих растяжках. Бравый командир полка за эвакуацию раненого, которого не дове¬зут, получит орден Мужества. Вот и вся война.
А вот когда такое будет возможно, тогда появится и маят¬ник, в том виде, в каком он дошел до нас со страниц богомоловского романа. Появится даже Таманцев, только фамилия у него будет другая. А пока не мучайте себя и не смешите друзей. И когда будете на стрелковых сборах в Специальном учебном центре, не задавайте мне этих вопросов.

 
Поверьте на слово, когда взрослый детина пытается пританцовывать в тире, как смершевец, и спрашивает при этом: «Ну как? А вот так если? А так? Тяжело целиться?».— это кошмарное зрелище. А если учесть, что дома у него двое детей, то становится бесконечно стыдно за эту жерт-ву маятника.
Я разделяю желание авторов секретных книжек верить в лучшее, что все пули пролетят мимо, потому что мы ук¬лонимся от них. Но надо смотреть суровым фактам в лицо.
Сегодня в спецназе очень много случайных людей. Че¬ченские кампании открыли дорогу глупым и необразован¬ным. Поступая на службу в ФСБ, в состав комендантской службы Чеченского управления, что совсем несложно, эти люди уже очень скоро всплывают в составах боевых групп ОСОМ и Региональных служб. Это ошибка природы. Ещё через год они начинают передавать свой «опыт» молодым. В числе прочего передаются знания, полученные из книг про маятник и других «секретных» источников. Когда эти люди приезжают на сборы, то ощущение такое, как будто они, не переставая, бредят. Тяжёлый бред на околострел¬ковую тему. А когда они берут в руки оружие, то лучше уходить из тира. За последние полгода эти «волкодавы» стреляли в меня уже дважды. Оба раза мимо.
Информация о способах уклонений и стрельбы по техни¬ке СМЕРШа, это диверсия. И никак иначе. Если предполо¬жить, что была своя техника стрельбы у СМЕРШа, то зна¬чит, была ещё техника стрельбы у ГУЛАГа, техника стрельбы Судоплатова6, техника стрельбы подчинённых Л.П. Берии. У каждого ведомства, которое вело борьбу с внешним врагом, должна была быть своя секретная тех¬ника стрельбы. Это логично предположить. Но ведь этого не было. Не в состоянии отделить ложь от истины, иные верят всему. И очень сильно удивляются, когда узнают, что волна звука может догнать пулю.
Воссоздать то, что было в Великую Отечественную, до неё и при царе Горохе, нельзя по уже, я надеюсь, понят¬ным причинам. И говоря прямо, необходимости в этом сей¬час нет. В стрельбе сейчас достаточно других проблем. Спортивная стрельба с 25 м пропитала костный мозг руко-водителей подразделений. Да и они, по большому счёту, не виноваты. Должностей инструкторов просто нет.
Однако замечу, что подобные работы ведутся. Эффектив¬ные системы поведения в предбоевых и боевых ситуациях постоянно шлифуются. Они ещё не оформлены официально. Но планы занятий и планы конспектов есть, и они подписаны соответствующими руководителями. Всё обкатывается на сотрудниках оперативных и силовых подразделений. И всё работает. Удачу можно сделать закономерностью и склонить на свою сторону. Надо просто знать, как это делать.
Для гражданских готовятся курсы активной обороны. Правда. Уголовный кодекс на ближний бой влияет гораздо сильнее, чем ТТХ оружия. Но с этим жить можно. И за¬метьте, никаких секретов. Просто, работа без остановок.
Сегодня почти всегда на соревнованиях по практической стрельбе побеждают гражданские люди. Что в категории пистолет, что в карабине. Из чего видно — население стре¬ляет лучше тех, кто призван защищать это население от врага внешнего и внутреннего.
Боестолкновения перемещаются в города, в квартиры, стрельба ведётся при больших скоплениях людей. А спец¬наз по-прежнему жжёт свои «три плюс десять». Не везде, конечно. Я знаю, что есть подразделения, в которых стрельба из коротких стволов уже давно не рассматрива¬ется как заунывное вышибание баллов. Как правило, это заслуга энтузиастов-одиночек. Таких, как Седой (\"А», Мо¬сква), Юрист и Беркут («А», Краснодар). Эти люди напоми¬нают мне маленькие буксиры, которые толкают огромный танкер в нужном направлении.
Стрельба в специальных подразделениях заслуживает серьёзного к себе отношения. Серьёзное отношение это не значит заинструктировать до обморока или записать ТТХ ПМа в секретную тетрадь, а потом переписать из ста¬рой тетради в новую. Это присутствует. Однажды я лично слышал (лучше бы не слышал), как один командир объяс¬нял подчинённым, что при стрельбе из АК с первого на третий этаж надо брать поправку. (Какую?!) Бойцы покор¬но качали головами и брали поправки. А ведь это уже кли¬ника. И это несерьёзное отношение.
Выстрелом заканчиваются все операции по спасению за¬ложников, практически все операции по Северному Кавка¬зу. И убеждать вас лишний раз в этом не было моей целью.
Но и не написать об этом я не мог.
Я понимаю, что написано где-то даже грубо. И кто-то, уз¬нав себя и свои мысли, обидится. Ну что ж. Совпадения не случайны. Писал с живых людей. Пока ещё живых. Пото¬му, что ошибки в нашей работе стоят дорого, Надо уметь пользоваться оружием, если взял его в руки. А слово «уметь» происходит от слова «ум».
Надеюсь, что после публикации этой статьи у меня появит¬ся ещё больше единомышленников. Я знаю, что многие инст¬рукторы ведут работу в направлении выработки эффективных тактических и стрелковых приёмов. Ваши разработки необхо¬димы не только вам, они нужны всему думающему спецназу.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #3 : 21 Сентября 2011, 15:39:00 »
Путь естественного отбора, это путь
увеличения массы головного мозга.
Доктор Ю.Буланов

 

Всё чаще и чаще на разных Международных оружейных выставках можно увидеть стрелковые комплексы «Солдата будущего». Как правило, это что-то бесформенное с комбинированным прицельным комплексом, несколькими стволами и, конечно же, бортовым компьютером. Можно стрелять из-за угла и подняв над головой из укрытия. В течение минуты можно поменять ствол, и автомат превратится в снайперскую винтовку, поменять ещё раз — и у вас уже пулемёт.
Многие уже поняли, к чему я клоню. Правильно: к этому надо относиться очень осторожно. Ничего личного. Просто солдаты «будущего», экипиро¬ванные по последнему слову техники и научных достиже¬ний, не выиграли ни одной войны. Так почему на них смо¬трят с восхищением? Зачем пытаются подражать им? По крайней мере, внешне?
Я имею в виду все те товары, которые заполонили ору¬жейный рынок. Разгрузки, при первом взгляде на которые уже хочется умереть от страха. Правда, при втором, всё становится на свои места. Различные кобуры, сумочки и подсумки. Если всё это надеть на себя, можно запутаться и упасть. Солдаты будущего уже появились и у нас, в России. Я их видел. Все дорогое, красивое и... не всегда нужное.
Давайте рассмотрим такую экипировку подробнее.
Сразу хочу сказать, что рассматриваю проблему с пози¬ции человека, занимающегося «работой» в городе. В горы и лес не лезу.

Форма и экипировка «городского» бойца должна оказы¬вать подавляющее действие на человека. Это даже не об¬суждается. Обсудить хочется ту невидимую грань, где эф¬фективное уступает место эффектному, в ущерб боеготов¬ности, Я буду исходить только из того, что видел и с чем работал на практике. Я постараюсь коснуться только само¬го необходимого, не зарываясь в проблему. Старание бой¬цов «улучшиться» весьма отрадно. Но вектор прилагаемо¬го усилий не всегда направлен в нужную сторону. Если, глядя на вас, обычному человеку становится плохо от стра¬ха, а коллеги по цеху завистливо щёлкают языками это, несомненно, плюс. Если вы уже научились принимать спецна¬зовские позы, хмурить брови в прорези маски, фотографи¬руясь и тренируясь, — это тоже может пригодиться в жизни. Но в ней также могут встретиться люди, которым на это плевать. И вот тогда красивая упаковка должна ус¬тупить место содержанию. Если бы содержание соответст¬вовало упаковке хотя бы в половине случаев, виденных мною, я бы никогда не написал эту статью. Конечно, про¬фессионал должен и выглядеть соответственно. Так же верно то, что, находясь в грязной горке и стоптанных «ма¬родерах», рассуждать об этом не всегда уместно. Истина, наверное, где-то посредине.

РАЗГРУЗКА

В спецназе встречают по разгрузке.
Каким требованиям должна отвечать разгрузка бойца?
Быстрое извлечение оружия и боеприпаса и надёжность его переноски, эргономичность, прочность и, главное, про¬стота. Всё остальное второстепенно!
А что мы видим? НАТОвская, Дэльтовская и САСовская, а также и аммуниция других производителей, названия ко¬торых начинаются на «Спец», жутко тюнингованная, доро¬гая и выглядит убийственно. На этом достоинства закан¬чиваются.
Чтобы надеть и подогнать всё это, требуется достаточно много времени. А его может не быть. К тому же большое ко¬личество застежек и карманов делает работу с этими раз¬грузками более тонкой. А значит, в темноте и экстремаль¬ной ситуации даст сбой. Любой приём, требующий больше двух действий, в бою не выполним. Ни быстро надеть, ни тем более снять. Разгрузка должна надеваться и, прошу за¬метить, сниматься, а это тоже очень важно, — мгновенно. От силы пара секунд. В любой обстановке: лежа, сидя, стоя, на ходу, И не только вами, товарищ тоже должен суметь это сделать. Почему так, я думаю, объяснять излишне.

 

Любой груз, который вы несёте на себе, должен кре¬питься как можно ближе к центру тяжести. А в идеале, — на поясе, а не на плечах или на бедрах. Это анатомически правильно. Будь то рюкзак, разгрузка и всё остальное. От себя скажу, что с тех пор, как придумали портупею, лучше ещё ничего не изобрели. Модифицировали и всё. И ничего уже не придумают, если, конечно, наше анатоми¬ческое  строение  не  претерпит  серьёзных  изменений.
Всё, что вы имеете при себе, должно находиться в прямом смысле слова «под рукой». И никак не ниже.
Из обычного штатного подсумка магазин извлекается ничуть не медленней, чем из самой дорогой разгрузки. Те, кто бывает каждый август на соревнованиях по «стандарту» из АК и «Дуэли» в Мытищах, это видели и знают. Могут подтвердить правоту моих слов. Так о чём это говорит?
Разместив большую часть необходимого вам на поясе, вы не стесняете своей подвижности. Вы разгружаете позвоночник. А это существенно. Это точная и быстрая стрельба, даже на фоне усталости. Если позвоночный столб сжать, вы даже слышать начнёте по-другому, реакция и скорость исчезнут. Вы себя обезоружите. Это факт.
Ещё одно замечание.
Покупая разгрузки, народ считает, что если есть восемь клапанов под магазины, то все они должны быть заполне¬ны. Плюс ещё шесть гранат. Плюс Стечкин и четыре мага¬зина к нему. Противогаз. Вода. Аптечка. А на вас ещё бро¬нежилет и Алтын. Такое куда не повесь, не поможет. Един¬ственный путь облегчить себе жизнь — задействовать свой мозг.

 
В зависимости от задачи следует и собирать разгрузку. При огневом контакте, когда может потребоваться быст¬рая, мгновенная перезарядка, вы отстреляете не больше двух магазинов (если, конечно, не будете поливать очере¬дями во все стороны. Напомню ещё, что совсем неважно, сколько раз вы стреляли, важно сколько попали). А это значит, что у вас будет время перезарядиться. У вас будет время и на то, чтобы спокойно забить расстрелянный ма¬газин. Ошибочно думать, что придётся менять, как угорелому, магазин за магазином. И так все восемь. От силы два. Это опыт последних десяти лет. На этих двух магази¬нах, как правило, всё и заканчивается. Потом либо отход, либо «собирать гильзы»,
Поэтому не цепляйте на себя восемь. Возьмите четыре. Остальное в рюкзак. Это уже с запасом. Две гранаты, это тоже за глаза. Одна с УДЗ, другая с УЗРГМ. Если хотите взять десять, положите оставшиеся восемь в рюкзак. Ос¬новной боезапас группы во многих подразделениях, кото¬рые не больны тюнингом, находится в местах базирова¬ния. Например: в первой комнате, которую отвоевали и из которой развивается вся остальная работа, или в месте сосредоточения группы. Там вы оставите свой рюкзак. Тащить всё на себе глупо. Это можно делать только в од¬ном случае, когда действовать придётся одному.

ПРОТИВОГАЗ

Убираем с бедра. Он там не нужен.
На открытой местности по нам вряд ли применят боевое отравляющее вещество. Это оружие закрытых помеще¬ний. Теперь представим. В помещении по вам применили химию. Я уверен, что в скором времени мы с этим столк¬нёмся. Кто вам даст возможность опустить оружие, снять шлем, расстегнуть чехольчик, достать и надеть противо¬газ? Такое разве возможно? Конечно, нет. Тогда зачем таскать его на бедре в красивом чехольчике. Это обман самого себя. Иллюзия защищённости. Этим можно только удивить тех, кто будет стоять над вашим трупом.


 

 


Если есть хоть малейшая возможность того, что химия может быть применена, неважно вами или противником. противогазы одеваются в местах накопления или на про¬межуточных «базах». Спокойно и не спеша. Вернувшись туда же, на «базу», его можно снять и отдышаться, если есть необходимость. Если у вас с собой химия или дым, то же самое, — одеваем на «базе». Во всех остальных случа¬ях, он расчехлённый висит на груди, маской внутрь, стёк¬лами наружу, и в случае «чего», быстро одной рукой при¬ставляется к лицу. Всё. Вы дышите. Дальше по обстоя¬тельствам. У щитовика, кстати говоря, этого не получится. Это надо учитывать. Руки у него заняты. Он закрывает вас. Сейчас я не буду давать советы, как с ним поступать. Это решит командир на месте. Но решение напрашивает¬ся само собой.
Противогаз вещь нужная. И относиться к нему надо очень серьёзно. Не надо цеплять его на бедро, там он только мешает.
 



ПИСТОЛЕТНАЯ КОБУРА

На бедре. Удобно?
Если она всегда у вас на бедре и с ней вы тренируе¬тесь в тире, то — оставляем. Единственная и достаточно веская проблема в том, что работать слабой рукой уже не получится. Вам это подходит? Если да, — значит, всё в порядке.
Моя практика говорит об обратном. Тренируется спец¬наз в поясных кобурах. Набедренные кобуры у них — па¬радно-штурмовые. Как можно на тренировке, где вероят¬ность быть убитым ничтожно мала, тысячами повторений закрепить навык выхватывания оружия от пояса, а в бою, где могут убить, взять и прицепить кобуру на бедро, пере черкнув всё, что наработал?! Зачем это делать?! Только ради того, что в крутых магазинах торгуют только набед¬ренными кобурами? Тогда, я думаю, пора создавать лейб-гвардии Придворный спецназ-полк. Нарядить их дорого и модно и показывать на парадах.
Кобура с пистолетом должна быть всегда в одном и том же месте! И на тренировке, и в положении скрытого ношения, и на разгрузке, она должна быть сбоку, со сторо¬ны сильной руки. Возможны варианты. Секрет успеха — простота и постоянство. Вам не придётся метаться в критический момент. Руки сами всё сделают. А если у вас три кобуры и все они для крепления в разных мес¬тах, то вы в критической ситуации должны будете на се¬кунду отключить инстинкт самосохранения и включить память, чтоб предаться воспоминаниям. Напомню толь¬ко, что инстинктам пять миллионов лет, в течение кото¬рых они помогали нам выживать, а вашей кобуре от си¬лы год. Ваша рука рванёт к тому месту, которое ярче всего зафиксировано в вашем подсознании. И хорошо, если оружие окажется там. Так что оставьте себе толь¬ко те кобуры, которые крепятся в «вашем» месте. Остальные подарите коллегам.

 
АПТЕЧКА

Где она у вас? Что в ней?
Вы потратили не одну тысячу долларов на тюнинг автомата. А сколько денег вы потратили на аптечку? А ведь они равнозначны. С той же самой вероятностью, с которой вы поражаете противника, могут поразить и вас. Конечно, если вы уверены, что в вас никогда не попадут и док всегда рядом с вами, как привязанный, — забудьте про неё навсегда.
Много вы видели тюнингованных аптечек? Есть у вас хоть одна? Думать о том, как убить другого, совсем не умея спасти себя. Что это? Фарс?
Я не буду углубляться в эту тему. Голова начинает бо¬леть.
Аптечка должна быть всегда и у всех бойцов подразде¬ления на видном, легко и быстродоступном месте. Причём у всех без исключения в одном и том же месте. Чтоб в ды¬му и при ограниченной видимости вам смогли помочь и не искали её по всему вашему телу.
В ней должны быть современные и дорогие, как ваш коллиматор, сильнодействующие препараты и средства, чтоб помочь при ранении в лёгкое, кровопотере, шоке, от¬равлениях.
 

АВТОМАТ

Коллиматорный прицел. Он вам нужен? А вы думали, зачем именно он вам понадобится?
Сейчас поясню свою мысль. Он нужен тем бойцам, кото¬рые в любом состоянии и при любой погоде могут со ста метров из трёх положений выбить примерно 260 очков из 300 возможных, а также стрелкам-«практикам» с хорошим настрелом. Другими словами, тем, у кого твёрдая базовая подготовка. Всем остальным просто кажется, что если они прицепили коллиматор на ствол, то они начнут побеждать. Я не пишу «попадать в мишень», я пишу «побеждать», это разное. Ребята, не пытайтесь обмануть себя. Половина из тех, у кого есть эти прицелы, понятия не имеют, в чём раз¬ница, если он пристрелян на 25 и на 100 м. Что такое ближ¬ний ноль. Пристреливают по старинке, под обрез, а попадало, чтоб в десятку. Здрасте, я ваша тётя.
Возьмите лист бумаги. Нарисуйте линию прицеливания. Затем кривую траектории. Там, где они пересеклись, поставьте точку и напишите — 50 м, если хотите, чтоб на 50 м попадал в «точку». Все, что после, полетит выше. Всё, что до неё, будет ниже. Это видно на листике. Вас уст¬раивает такое прицеливание? Если - да, то пристрели¬вайте на 50 м. Потом проверьте превышение на 25, 75 и 100 м. и запомните их. Готово.
 

Это образно. Каждый сам выбирает свою дистанцию пристрелки.
Если вы произносите фразу «Что-то сегодня стрельба не пошла», чаще одного раза в месяц вы стрелять не умеете. Вы всю службу будете искать причину своих промахов, то в отсутствии коллиматора, то в том, что он не так пристрелян. То в неподходящем для вас калибре оружия. На са¬мом деле, вся проблема в вас.
На дистанции 100 и, при стрельбе по силуэту разница в результатах с коллиматором и без будет наблюдаться только у хороших стрелков. Остальным я советую не тра¬тить деньги пока не научитесь стрелять.
Все вышеизложенное относится так же и к передним ру¬кояткам управления огнём, к прикладам, фонарям и про¬чему. Умеете пользоваться, есть твердый, устойчивый на¬вык? — используйте. Если нет, зацепитесь где-нибудь этой новогодней ёлкой, споткнётесь, упадёте и разобьёте себе лоб. Будет больно.
Возвращаясь к вопросу «зачем вы его купили», скажу — если потому, что это круто, то это совсем не круто. До уров¬ня, когда вы почувствуете, что без него скорость вашей стрельбы вас уже не удовлетворяет, надо дорасти. Трени¬руйтесь. Работайте.

Автоматы.
В последнее время с ними тоже не всё просто.
В обществе плохих и неграмотных стрелков ходят леген¬ды. Легенды о том, что вот если им дать вместо автомата Калашникова калибра 5.45 калибр 7.62, то стрельба у них сразу наладится. А то она у них не идёт, хоть ты тресни. С появлением АК 104 их голоса зазвучали еще громче, — «Дайте нам 104-й, а то стрельба не идёт!» или «Коне-е-ечно, у них 104-е».
На вопрос, чем же вам не нравится 5.45, они отвечают, как правило, одно и тоже. Что-то вроде: «Пацанчик стре¬лял, 7.62 пробил, а 5.45 не пробил, от веток рикошетит, 7.62 — это маши-и-ина». Или что-то в этом духе.
 
 
Я спрашиваю, велика ли разница в пробивном действии этих пуль? Они молчат. Что конкретно вам не нравится в автоматах калибра 5.45 мм? Длина ствола? Шаг нарезов? Масса пули? Может, её форма? Траектория полёта пули? Кучность? Что конкретно? Они молчат. А чем нравится ка¬либр 7.62 мм? Они молчат или произносят сокровенное — «7.62 — это маши-и-ина». Веский аргумент. Конкретней ответить не могут. А почему не могут?

 

Потому что и про автоматы калибра 7.62 эти люди тоже ничего не знают, кроме того, что это «маши-и-ина -. Им всегда не будет нравиться тот автомат, что у них в руках. Потому что они всегда будут не уметь из него стрелять. И им пользовать¬ся. «Вихрь» клинит. «Вектор» перекашивает. АК-74 ниче¬го не пробивает. А почему 7.62 и Ак 104, а не 5.56 и АК 102, например? Хороший вопрос, да? Так же хочу на¬помнить, что кучность боя у автоматов калибра 5.45 луч¬ше, чем у 7.62-миллиметровых. И уж если сильно помеша¬ны на точности, берите АК 107 - это маши-и-ина. Последние соревнования на «Вымпеле» были выиграны этим стволом.
Если не нравится малоимпульсный боеприпас с хоро¬шей траекторией, — что тогда нужно? Останавливающее действие? Если человеку с расстояния 100 м в правую ногу попадёт пуля калибра 5.45, а в левую — 7.62. я вас уверяю, разницы он не почувствует. На вопрос — зачем тогда выпускаются АК серий 101 — 108, отвечу. Предпри¬ятие должно приносить прибыль. Производство должно расширяться.
Иногда встречаются стрелки, которые себя плохо чувст¬вуют именно без старых АКМов. Объясняя это тем, что они были сделаны из другой стали и им всё, скажем так, всё равно. Проверенные в войнах. Надёжные. В этом они, ко¬нечно, правы. Но только в этом.
Вопрос калибров — это вечный спецназовский вопрос. Такой же, как примерно: что лучше, один, но прицельно в голову, или шесть, не прицельно в грудь? Сколько лет уже этим вопросам?
Не надо ничего искать. У вас уже всё есть. Не надо ждать, когда вам выдадут суперавтомат. Он у вас уже есть. Учитесь работать тем, что у вас в руках. 104-й вам не поможет. Из него ведь тоже надо учиться стрелять. Знать ТТХ и много всего другого.
Дульный тормоз компенсатор. Имеется в виду тюнинго-вая его версия. Скажу честно, сам хотел приобрести. Кол¬леги отговорили. Ещё не знаю, благодарить или нет.
Зачем он вам нужен? Ответ обычно стандартный — «Автомат в плече стоит, как влитой». Это чистая правда и это хорошо. Только если вы его прикрутили, пристреляйте оружие заново. Особенно это касается коротких стволов, таких как АК 104. Компенсатор в них играет важную роль.
Это не я говорю. Есть такой раздел баллистики - внутрен¬ний. Простреляйте всю номенклатуру боеприпасов. И не забудьте предупредить своего товарища о нововве¬дениях. Если неожиданно выстрелить у его лица, он может от испуга сойти с ума.
Если любите стрелять очередями, — покупайте. Если работаете беглым одиночным, — он вам не нужен.

БОЕВЫЕ НОЖИ

Ещё один мертворождённый ребенок спецназа. Споры о том, куда его прикрепить, не утихнут, наверное, ещё лет двести. Когда последний раз спецназовец в бою убил тер¬рориста ножом? Лично я не помню такого.
Недавно я сам лично видел метательный нож, в руках у одного сотрудника. И он мне доказывал, что это вещь нужная. Это потому, что в голове вместо мозгов планка Вивера.
Если у вас есть такой нож, то вам просто необходимо прямо сейчас написать рапорт и запросить на складе ещё и метательный автомат. И берцы, в которых из носков вы¬скакивают ножи. Пригодится.
Зайдите в оружейку. Возьмите в руки штык-нож. Вы уви¬дите на ножнах петлю, чтоб вешать на пояс. Вот и повесь¬те. Не ошибётесь. Те, кто это придумали, выиграли не од¬ну войну и были гораздо опытней нас с вами.
Перед входом в адрес, командир произносит фразу — «Штыки примкнуть». И все вопросы отпадают. Это и есть место боевого ножа. Зачем он вам в разгрузке? В вашем подразделении обучают ножевому бою? Конечно, нет. Его место на стволе. Многие подразделения антитеррора делают так уже давно. Я считаю, это правильно. Удобно отодвигать в сторону цепких, как репейник, женщин. Про¬сить кого нибудь, чтоб не двигался, — очень хорошо пони¬мают, даже если не владеют русским. Открывать межком¬натные двери. Занавески.
Нужная вещь. Покупать не надо. Он у вас есть.

ШЛЕМ

Видел у коллег из Москвы импорт. Хорошая вещь. Удоб¬ная. С результатами отстрелов, нашими боеприпасами не знаком. Если есть деньги — покупайте.

ОПТИКА

Обычная оптика, ночники, тепловизоры, это предметы первой необходимости! Но если сказать — дорого, значит, просто промолчать. Запредельно дорого!
В центральных подразделениях вопрос привлечения ин¬вестиций ещё хоть как-то решается. А вот в регионах дела обстоят неважно. Я считаю, способность видеть и при¬цельно стрелять ночью, это единственное, на что не стоит жалеть денег. Это нужные «навороты».
Есть у вас добрый дядя, а лучше не один, — покупайте. Не думайте.
Если кратко и не распыляясь, то это всё. Не усложняйте свои действия. Чем сложнее ваша экипировка, тем больше времени уйдёт на извлечение и перезарядку, и на всё остальное тоже. Любой новый элемент снаряжения дол¬жен успеть прописаться в мозгах, прежде чем вы пойдёте с ним в бой.
Можно долго и упорно постигать секреты сложнейшей техники ударов «отсроченной смерти» в секретной школе Тибетских монахов. Достигнуть просветления. Получить звание ламы. Это называется эффектность. Спуститься на землю к обычным людям, и совсем неожиданно по¬встречать Федора Емельяненко, который поставит жир¬ную точку в вашей многолетней подготовке. Это эффек¬тивность.
Выбирайте.

Пару десятилетий назад люди в нашей стране попыта¬лись стать похожими на европейцев и американцев. В ре¬зультате мы потеряли институт семьи, институт образова¬ния и сейчас вырождаемся. Демократия не прижилась. Мы потеряли своё лицо. В спецназе почему-то законодателем мод стали иностранные подразделения разной направленности. Откуда это появилось? Последние войны им не очень то удались. Пытаться найти где нибудь в мага¬зинчике и оторвать себе какую-нибудь «пендосовскую прибамбасину». Зачем? Шмотки за вас воевать не будут. У них надо взять только лучшее. Такое, как, например, снайперские винтовки и оптику. Но заболевать гонкой во¬оружения, скупая всё без разбора, не стоит. Это лишнее. Основную работу, как ни крути, выполняет человек с его способностью мыслить. Если люди поднимались в атаку с одной винтовкой на двоих и побеждали, значит, главное то, что у них внутри, а не то, что навешено снаружи. Приятного шопинга, бобры!
Майор «Ветер».
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #4 : 21 Сентября 2011, 15:45:05 »
К большому сожалению, сегодня  забыл на работе т.с.квинсистенцию стрелковой мысли.Завтра постараюсь выложить обязательно.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Raider

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 754
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
Re: открытый раздел
« Ответ #5 : 23 Сентября 2011, 08:43:36 »
Так называемые
Цитировать
...азбучные истины...

для многих будут откровением похлеще того, когда человечество узнало, что Земля круглая.

Человеку, который не умеет читать, сначала дают букварь, а уже потом \"Войну и мир\". Так все таки может начнем с
Цитировать
...азбучные истины...


Статьи же майора Ветра неоднозначны. Я не говорю, что он не профессионал в своем деле. Как раз в своем деле он профессионал. Но в своих статьях иногда пишет такую ерунду, что не знаешь толи плакать, толи смеяться. В своей статье он пишет, что с 20 метров попадет в цель столько раз, сколька ему будет нужно. Так вот и написал бы как произвести точный и быстрый выстрел с дистанции 20 метров. Вместо этого только сплошная \"вода\".
Кто не рискует тот пьет на чужих поминках.

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #6 : 26 Сентября 2011, 19:22:24 »
Вольный перевод ,на авторство не претендую,предоставил С.Чунихин,многое уже выстрадано,но все сформировано в одно целое пока в таком виде.
Итак,
Лейтенант-полковник (подполковник по-нашему) Джон Дин Купер (\"Jeff\" - это его прозвище) стоял у истоков практической стрельбы. Конечно, сейчас этот вид спорта очень сильно изменился и изо всех сил дистанцируется от своего более боевого юношества. Но, думаю, будет интересно почитать некоторые его высказывания на русском, поскольку в педивикии они есть только на инглише. Для тех, кто малознаком с американской культурой и роли в нем огнестрельного оружия это может стать определенным стимулом узнать больше о другой стране.
Всю свою жизнь (10.05.1920 - 25.09.2006) Купер так или иначе был связан с оружием. Он прошел вторую мировую и корейскую войны, уйдя с военной службы в отставку в 1956 году. В 1976 году основал API (American Pistol Institute), позже ставший Gunsite Training Center. Продал весь бизнес в 1992. Он известен как защитник оружия большого калибра и мощности, сам разработал пистолет Bren Ten калибром около 10мм. Этот пистолет по сути был переработкой всем нам хорошо знакомого CZ 75, но его боеприпас был гораздо мощнее чем патрон Люгер 9мм и ACP калибра 0.45. Также, Джефф Купер занимался разработкой ружей и карабинов. Еще он известен как автор \"цветового кода Купера\", который обозначает цели несколькими цветами в зависимости от несущей ими угрозы для человека (белый, желтый, оранжевый, красный). А также, как разработчик \"современной техники стрельбы\", включающей в себя такие элементы как стойку Вивера, оружие большого калибра и то, что по английски называется просто \"surprise break\", а по-нашему переводится как \"при плавном нажатии на спуск выстрел должен происходить неожиданно\".
Да. Еще те самые четыре основополагающие правила безопасности, которые разъясняются инструкторами любому новичку на первом занятии, придумал, или правильнее сказать - сформулировал - именно он.
Итак - обещанные цитаты. Перевод мой, кое-где достаточно творческий. Оригинал можно найти в английской педивикии.
1.   Нас постоянно спрашивают - \"в каком возрасте нужно начинать учить стрелять молодого человека\". Ответ, очевидно, зависит от конкретного человека. Не только в смысле его физической зрелости, но и в смысле его желания. Однако, если же от этого отстраниться, думаю, что важно понять, что любой отец обязан научить своего сына стрелять. До того, как молодой человек оставит дом, есть определенные вещи, которые он должен знать и определенные нь большие расстояния. Молодые люди обоих полов должны быть обучены водить моторизованные средства, и если это возможно, уметь управлять легкими самолетами. Я уверен, что молодежь должна быть тренирована зачаткам рукопашного боя безоружным вкупе с базовыми навыками выживания. Список длинный, но это - обязанность родителей убедиться в том, что ребенок не попадет в большой мир беспомощным и бессильным перед жизненными проблемами. Стрельба, безусловно - это наше дело, и его нельзя оставлять государству.
2.   Интересно иногда слышать от определенного типа людей, что гражданин не может бороться с государством. Это было бы новостью для человека из Лексингтона и Конкорда, также как и для моджахедов в Афганистане. Гражданин определенно может бороться с государством, и, обычно, побеждает, если пробует. Организованные национальные армии полезны в основном при борьбе с другой организованной национальной армией. Когда они пробуют бороться со своими людьми, они попадают в невыгодное положение. Если вы сегодня посмотрите на разные государства в мире, вы увидите, что партизаны побеждают. Нерегулярные части обычно побеждают регулярные, потому что у них помимо прочего есть воля. Такие бои ужасно видеть, но грубая сила будет продолжать доминировать.
3.   Для меня никогда не было понятным зачем увеличивать емкость магазинов в пистолетах для самообороны. Чем больше магазин, тем больше пистолет, а больший пистолет сложнее держать людям с маленькими руками. Да и зачем, господи, им нужны эти дополнительные патроны? Как вы думаете, сколько смертоносных противников, вы собираетесь обработать? Однажды, когда Брюса Нельсона спросили, не считает ли он, что 13-ти зарядный магазин для P35 - это недостаток, он ответил: \"Ну да, если вы собираетесь много мазать\". Самое большое число встреченных обычным человеком вооруженных врагов, которое мне известно на текущий момент, было зафиксировано в схватке на Берегу Слоновой Кости! Там, несколько лет назад, один из моих выпускников положил пятерых гоблинов, четверо из которых были мертвы, а один попал в больницу. Конечно, был случай Элвина Йорка и восьмерых нападавших, но история в конце слегка мутновата (если вы внимательно прочтете ту статью в газетах, вы поймете о чем я). Я не вижу реальной необходимости даже для двухрядных магазинов. Но, конечно, как и двойные подушки безопасности, это популярная мулька в наши дни с точки зрения продаж.
4.   Кто-то один не может убрать маньяков с улиц. Им могут противодействовать только вооруженные граждане. Да, плохие вещи могут происходить в тех странах, где население вооружено. Но не такие плохие, как те, которые угрожают населению тех стран, где оно безоружно.
5.   Если у вас есть пистолет, это не делает вас вооруженным, также как обладание гитарой не делает вас музыкантом.
6.   Запомните первое правило перестрелки: \"Имейте при себе пистолет\".
7.   Полиция неспособна защитить граждан на текущем этапе нашего развития, во многих случаях они и себя то защитить не смогут. Это частное дело каждого гражданина защищать себя и свою семью. И это не просто приемлемо, это обязательно.
8.   Желание выжить не так важно как желание победить. Поэтому, ответ на криминальную агрессию один - возмездие.
9.   Безопасность - это то, что происходит между ваших ушей, а не то, что вы держите в руках.
10.   Назначение пистолета - остановить схватку, которую начал кто-то другой, и почти всегда на очень короткой дистанции.
11.   Бусидо это очень хорошо и правильно, но оно не сравнится с .30-06 (винтовочным патроном).
12.   Свободному человеку не должны указывать как думать, ни государство, ни социальные активисты. Ему конечно могут показать правильную дорогу, но он не должен позволять себя тащить туда силой.
13.   Хоплофобия - это расстройство разума, характеризующаяся иррациональной боязнью оружия, как некоторая противоположность другим, которые его чересчур обожают.
14.   СМИ настаивают, что преступность это главная проблема американского общества сегодня. В этой связи, они обычно продвигают точку зрения, что безоружное общество могло бы стать обществом без преступности. Они не хотят принять правду о том, что если вы уберете все оружие с улиц - преступность останется, в то время как если вы уберете преступников с улиц - у вас не будет проблем с оружием у населения.
Как видите, многие высказывания относятся к взаимоотношениям оружия, гражданина и государства. У нас в стране ситуация достаточно похожа, но с оружием для населения исторически все очень жестко ограничено. Кроме того, эта тема в спортивном преломлении чуть ли не табуирована - все боятся, что любое обсуждение вопросов самообороны может бросить тень на спортсменов с пистолетами и ружьями и даст повод окончательно закрутить гайки. Я думаю, что если гайки захотят закрутить - их закрутят в любом случае, поводов - масса. Каждую неделю в СМИ описывается новый инцидент с участием травматики, который при желании легко раскачать в нужную сторону. Тем не менее, это я обсуждать не буду, поскольку лично мне эта тема, пока, не очень интересна.
Зато любопытна позиция, высказанная в самой первой цитате. Можно легко сопоставить её с положением в России, где по разным причинам - от элементарной лени и просто неучастия мужчин в работе с детьми и до огромного числа разведенных семей, где мужиков просто нет - большинство парней воспитаны женщинами. Воспитанными в стиле \"не трогай, поранишься, не прыгай - упадешь\".
Точность - это фундамент всей пистолетной стрельбы. Если вы не можете попадать в цель медленно и точно, нет никакого смысла пробовать попадать в нее быстро, в движении, в темноте или в условиях стресса. Это достаточно простая и очевидная причина тому, почему опытные инструктора в военных организациях Первого Уровня стремятся повысить точность стрельбы как только могут.
Каждая тренировка на стрельбище должна включать в себя хотя бы немного стрельбы на точность. Стать более точным должно быть бесконечной целью. Нет такого понятия как \"достаточная точность\".
Улучшение точности начинается со старых добрых фундаментальных понятий, таких как стойка, хват, прицеливание и обработка спуска. Если вы не понимаете часть \"как\" во фразе \"я знаю как обрабатывать спуск\", стоит потратить некоторое время с тренером или местным инструктором для изучения этих фундаментальных вещей с самых азов. Стать более точным - значит очистить и улучшить свою технику, а если она была неверна с самого начала - это будет намного сложнее.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #7 : 27 Сентября 2011, 19:19:36 »
Цитата: \"Raider\" post=3913


 Так вот и написал бы как произвести точный и быстрый выстрел с дистанции 20 метров. Вместо этого только сплошная \"вода\".

Юр,ничего нового,это как в каратэ в конце 80-х,масса самоучителей,у меня до сих пор есть пара книжк того времени,а есть какой - никакой наставник,учитель,тренер кто угодно ,но  он  умеет показать объяснить и научить.Так вот у него ученики идут на порядок быстрее ,чем те кто внимательно читает самиздат и тренируется самостоятельно.
Эк я витиевато начал.Так вот у каждого свои ошибки и недостатки,поэтому опытный инструктор их видит и может исправить,а отписывать  здесь тайный прием стрельбы который научит всех и сразу попадать в мишень - нелепо и смешно.Статьи \"Ветра\" ,а здесь они не все представлены,подталкивают к размышлению,необходимости думать \" до стрельбы и после стрельбы\" ,отметать вычурную шелуху,при помощи которой псевдотренеры пускают пыль в глаза новичков,хотя сами и стреляют то с трудом, а уж объяснить происходящее вовсе не могут.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Чегодаев Сергей

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7770
  • товарищ Ч
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
  • номер карточки: 02-379
Re: открытый раздел
« Ответ #8 : 14 Марта 2012, 18:57:06 »
Подготовлено с использованием материалов Евгения Углача.

Помните о Круге безопасности для ствола вашего оружия
Bringing the Street to the Range с сержантом Bill Campbell


[attachment=1055].jpg[/attachment]
Учебная концепция, преподающаяся уже десятилетие, до сих пор не известна многим офицерам и агентствам.

За последние 12 лет NRA Law Enforcement Activities Division обучала концепции Круга безопасности для огнестрельного оружия на курсах развития инструкторов по всей стране. На протяжении всего последнего десятилетия я видел, как концепцию переименовывали и заново преподавали на многих тренинговых конференциях и курсах, но иногда, я всё ещё нахожу, что многие офицеры и агентства с ней незнакомы.

Что такое круг безопасности?

Круг безопасности был впервые введён моим другом и наставником Clive Shepherd, когда он разрабатывал для NRA LEAD некоторые учебные курсы. Clive намеренно ввёл концепцию в обучение офицеров, чтобы они имели место куда указывать стволом, если отсутствует линия прицеливания или приходится работать среди людей в которых нельзя стрелять или направлять ствол.
 
На стрельбище мы обычно думаем, что мишени или насыпь являются безопасным местом для направления туда ствола. Clive указал на то, что на улице, цели могут быть не так легко распознаны среди невиновных граждан и других лиц и могут располагаться среди них. Круг безопасности отражает идею, что возможно нет распознаваемого «безопасного места», куда можно направить ствол. Поэтому Clive обучал концепции нахождения безопасного места для направления в него ствола, когда вы действуете с оружием в руках.

При использовании и понимании Круга безопасности, вы должны сначала признать, что это не техника, движение или какое-то вид вращение. Скорее, это концепция, которая использует три основных принципа:

1. Круг безопасности – это географическое положение, которое представляет собой безопасное направление ствола огнестрельного оружия в реальном мире или уличной среде. Круг безопасности – это окружность, радиусом около 1 метра, вокруг того места, где офицер стоит или сидит в любое время. Это то, что мы называем нашим «личным пространством». Если мы вытягиваем руки и представляем себе, что мы стоит в центре трубы или колонны, то Круг безопасности будет представлять место, где эта труба касается земли. Этот круг движется вместе с нами и идёт туда, куда идём мы. я часто использую хула-хуп, кладя его на землю, чтобы показать где круг и продемонстрировать, что он полностью окружает всё тело.
 

[attachment=1056].jpg1.jpg[/attachment]
2. Ствол оружия указывает непосредственно в безопасное место, в то время как вы осуществляете поиск цели глазами на 360 градусов вокруг. Основываясь на нашем кардинальном правиле безопасности, ствол всегда направлен туда, где нет возможности угрожать им другим, если у нас нет намерения стрелять в них. На улице, где есть граждане и другие офицеры, круг безопасности, по умолчанию, становится тем местом куда направлен ствол, не подвергая опасности других.


[attachment=1057].jpg2.jpg[/attachment]
3. Удержание оружия производится параллельно телу. Расстояние, на котором стрелок держит оружие от тела, не важно, но факт того, что оружие удерживается параллельно телу, даёт напряжение в мышцы и заставляет стрелка всегда знать о направлении ствола. Это напряжение мышц также препятствует неумышленному направлению оружия на цель при поворотах и разворотах на 360 градусов в окружающей обстановке. В зависимости от техники хвата, он или она, могут расслабить часть хвата за рукоятку, для достижения этой цели. «Техника SUL» может быть примером этого. Когда офицер принимает решение стрелять, оружие направляется к цели, как оно должно быть в боевой изготовке, и офицер принимает его с окончательно сформированным хватом.
 
Тренировка с Кругом безопасности

После того как поняты все три принципа, офицеры могут использовать концепцию Круга безопасности, чтобы их оружие спокойно вращалось на 360 градусов, без необходимости направлять ствол на других офицеров или граждан. Как только этот фундамент заложен, существует бесконечное количество вариантов в технике или тактике, которые можно рассматривать с использованием Круга безопасности.

Например, стрелки могут разворачиваться и не превращаться в угрозу, без необходимости направляя ствол оружия на других офицеров стоящих вокруг. Они также могут вернуться в Круг безопасности после стрельбы и поворачивать своё тело вместе с головой, ища и сканируя другие угрозы. Офицеры могут передвигаться в одиночку или в группах, в связке, в линию или образовывать тактические элементы построения (в ситуации с активным стрелком), и все офицеры, используя Круг безопасности, не будут направлять стволы оружия друг в друга.

Круг безопасности может использоваться с любым оружием до тех пор. Пока соблюдаются все три принципа. Независимо от того, пистолет это, пистолет-пулемёт, винтовка, дробовик, принципы остаются теми же – держать ствол под контролем. Если Круг безопасности становится положением ношения, он также становится средством ношения оружия в прижатом расслабленном состоянии, не вынося его и не тратя энергию впустую, на поиск потенциальной цели.

Круг безопасности не заменяет собой стандартных изготовок для стрельбы – фактически, если офицер подаёт словесную команду видимому подозреваемому, ему или ей, вероятно, надо принять изготовку для стрельбы и направить оружие на цель, в ожидании возможной необходимости применить смертельную силу. Но если офицер не знает, откуда конкретно может исходить угроза, то круг безопасности позволяет ему или ей держать оружие обнажённым и в безопасном положении при поиске и передвигаться так, как им нужно.

Поскольку я пишу статьи, которые составляют эту колонку, я буду описывать огневую подготовку, которая часто вынуждает офицеров работать в окружающей среде на 360 градусов, вместе с другими офицерами, как это они обычно делают на улице. Круг безопасности основополагающая концепция, которая позволяет использовать этот тип подготовки. Для офицеров и инструкторов, которые стремятся сделать свою подготовку более реалистичной, Круг безопасности позволяет более безопасно реально обращаться с оружием в окружающей обстановке реального мира.
http://www.policeone.com/Officer-Safety/articles/1994201-Remember-the-Safety-Circle-when-muzzling-your-gun/

Вот так вот, сказав А, то есть написав материал об извлечении, мы постепенно перешли к Б, то есть положениям готовности с оружием в руках... как говорится: дальше - больше.
В реальной ситуации ты не поднимешься до уровня своих иллюзий, а опустишься до уровня своей подготовки.
Иногда давать кому-то второй шанс это как 
давать вторую пулю тому, кто первый раз в
вас не попал потому что промахнулся

Оффлайн Raider

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 754
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
Re: открытый раздел
« Ответ #9 : 15 Марта 2012, 07:35:43 »
Цитата: \"Товарищ Ч\" post=5863
Подготовлено с использованием материалов Евгения Углача....
.


Хех, знакомые все лица  :)
Кто не рискует тот пьет на чужих поминках.

Оффлайн mynickdm

  • член IPSC
  • Ветеран
  • *
  • Сообщений: 703
    • Просмотр профиля
  • член IPSC: Да
Re: открытый раздел
« Ответ #10 : 09 Мая 2018, 11:05:44 »
Давно не шерстил рутрекер - нашел очень полезное видео для пистолетчиков - магпуловский курс в русском переводе
он конечно ориентирован больше на боевую стрельбу, но основы они везде одни
очень и очень рекомендую - из доступного на русском языке это один из лучших фильмов 
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5164726 

ЗЫ - напоминаю что рутрекер доступен только через Тор и прочие хитрые модификации браузеров, напрямую он закрыт